Лет шесть назад снился сон, яркие детали которого я помню до сих пор.

Видел, как люди с криком били стекла заправки КазМунайГаза. Врывались вовнутрь и крушили стеллажи с товарами. Кто-то залез на крышу и ломал светящийся логотип компании. Потом кадр отъехал назад, и я оказываюсь прямо перед телевизором, в котором передают репортаж с этими ужасными съемками.

Помню слова девушки — диктора:

«Основным требованием протестующих стал тезис об отделении Западного Казахстана от…»

Долго не мог очухаться от тревожного послевкусия сна. Чувство неотвратимости увиденного во сне долго не отпускало. За рутиной реальных событий оно ушло. Казалось, безвозвратно. Но сегодня оно вернулось.

Ощущение, что начался реальный передел власти лишь усугубляет тревожные чувства. Когда пришел второй президент, то было понятно, что начался транзит власти. Этого никто и не скрывал. Но за плохо видимым было понятно, что началась борьба за осязаемое и реальное.

Мы, народ, сразу поняли, что начнется перераспределение потоков и собственности, но казалось, что это как-то потише произойдет. Не тут-то было. В нашем тихом омуте наши черти решили, что надо успеть… Тоже по нашему. Все и сразу. Как в последний раз. Потом хоть…

За три года (почти) президентства Токаева только ленивый, трусливый да госслужащий не плюнули в его сторону. И правда — те, кто были у власти при прошлом, не особо изменили своим привычкам. Некоторые вещи даже ухудшились. Двоевластие, особенно в первые год — полтора, стали притчей во языцех. Мы и погоревали над этим, и посмеялись от души, и повозмущались. Согласен, было за что. Сам внес лепту. Тоже атдушы, есьже.

Но что интересно – какие-то еле зримые изменения все равно происходят, а мы, разочаровавшиеся во всем, этого почти не замечаем. Слишком далеки от их «пульсации вен». Хотя что-то иногда и прорывается в мир.

По моим личным (бывшего астанинца) ощущениям, основанным за наблюдением поведения близких к Олимпу, видно, что в последние полгода маятник лизоблюдства и подобострастия чиновников стал потихоньку отъезжать от Библиотеки и набирать скорость к Белому дому. Нашему Белому дому.

При всем ярко декларируемом поклонении и раболепии к «отцу — основателю» сегодняшнего нелепого статус — кво, легкое (на молекулярном) уровне чувство меняющейся реальности заставляет задуматься. И если это чувство появилось у меня, лежащего на диване в Медеуском районе города — героя, колыбели нашей Независимости, Алматы, то представляю, какая сейсмика изменений ощущается в Есильском районе столицы, где каждая собака очком чует малейшее дуновение изменчивой политической конъюнктуры. Там в этом деле все мастера спорта международного класса.

Вернемся к сектору газа. При всем офигительном чувстве поддержки людей, вышедших на площадь в Жанаозене и Актау, есть тихое ощущение, что в этот раз народ и президент по одну сторону баррикад. Подстава слишком громкая, чтобы не обратить на это внимание.

Все знают, что правительство кладет большими кусками на инициативы главы государства. Если не прямо у всех на глазах, то точно многое волокитит и замыливает. Поручения-то даются, а что дальше? Только мертвые с косами стоят… И тишина.

Про холодные отношения КЖТ с главой Кабмина знают все. И говорят все. А ведь газом педалят не из Акорды, а из профильного министерства и нацкомпании.

Те, кто грамм в курсе, знают в чьих руках сегодня газ. Не у президента на контроле точно. Прям точно-точно. И даже не у Кулибаева, имя которого почему-то резко всплыло в эти дни.

Меня еще удивило неожиданное появление в ленте репостов старой публикации Айсултана Назарбаева про газовые дела. Как-то они слаженно появились. Причем, даже если там все правда, то она относится к далеким от нынешнего дня временам. Кто-то решил пальнуть из двустволки. Гулять так гулять. Одного подставим, другого зацепим… Шик, блеск, красота. Пипл схавает.

Интересно, что сейчас все молотом бьет по достаточно новому министру, который, хоть и давно в теме, но в кресле недавно. И не такой железобетонный, как нынешний аким Алматинской области Бузумбаев, который, все, кто в теме хорошо, знают, близок к Токаеву.

Мне кажется, ночной твит Президента появился после интенсивных переговоров между Астаной и Талдыкорганом. Просто трафик пробейте у сотовых операторов и узнаем. Не думаю, что в два часа ночи между этими городами оживленная передача данных. Особенно в ночь со 2 на 3 января.

Ситуацию накаляет понимание, что полиция, как и все силовые ведомства, тоже не в руках нынешней Администрации. Это даже детям понятно. Те вообще сами-по-себе. Вернее под Советом Безопасности, т.е. под Библиотекой. Что им придет в голову, только Нур-Султану известно. Скажут: «Фас!» — и пойдут же.

Поэтому я думаю, что ночной твит это «крик души» человека, понимающего, что завтра на него можно будет всех собак повесить. Временной неформат публикации в Твиттере, хоть и выглядит как бдящее око президента, на самом деле сигнализирует о весьма тяжелой лично для Токаева ситуации.

Более того, видимо, в первую ночь «ястребы» явно хотели «замочить восставших в сортире». Чтобы неповадно было остальным. Но ночной твит (возможно) спутал планы. Плюс КЖТ себя проявил дипломатом. Сообщение получилось и вашим, и нашим. «Чтобы не было войны».

Из всего мною выше наговоренного я делаю вывод, что именно в данную минуту меньше всего в эскалации конфликта заинтересованы простые люди и Президент Токаев. Ведь если вдруг заваруха, выиграют именно те, кто этим и жонглирует.

Плюс беспокоит, что этим кипишем воспользуются все кому не лень — прямые эфиры «вместе с народом» и прочее. Это добавит еще хвороста в общий огонь. И капец… И мой сон сбылся…

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

25  +    =  30