Сегодня в дом к адвокату Галыму Нурпеисову, ведущему дела жертв и участников январских событий, пришли с обыском сотрудники Комитета национальной безопасности города Шымкента. Это небывалый случай даже для Казахстана, когда обыскивают дом и технику адвоката.

Мы связались с Галымом Нурпеисовым, чтобы узнать, что произошло.

— Галым, в соцсетях появилась информация, что у вас в доме сегодня был обыск. Правда ли это?

— Да! Это факт, был обыск.

— Кто проводил обыск и по какому делу? Можете прокомментировать?

— Пришли сотрудники Комитета национальной безопасности (КНБ) города Шымкент, предъявили постановление, санкционированное следственным судом города Шымкент, в котором говорилось, что по адресу, где я проживаю, необходимо провести обыск.

Когда я сказал, что в данном доме проживаю я, адвокат алматинской областной коллегии адвокатов, который занимается защитой прав людей по делам, связанным с январскими событиями, то следователь мне заявил, что постановление вынесено в отношении Беккуловой Шалипы Бекбергеновны, моей законной супруги с 1995 года.

Сказать честно, я в тот момент немного растерялся. Я адвокат, моя супруга является юристом общественного фонда «Ар.Рух.Хак», где руководитель Бахытжан Торегожина, и, извините меня, прийти сюда и производить обыск и исследование адвокатского дела, пытаясь найти там какую-то противозаконную деятельность – это говорит о том, что в Казахстане напрочь отсутствуют свобода мысли, свобода убеждения и соответственно защита прав человека.

Но самое ужасное в другом. И этот следователь, и эти сотрудники знали достоверно, что Шалипа Беккулова — это моя законная супруга. Неделю назад ее допрашивали в качестве свидетеля, и я, будучи адвокатом в том деле, тогда подтвердил, что мы супруги с 1995 года.

—  А что нужно было сотрудникам КНБ от вашей супруги?

— По их словам, их интересуют определенные вопросы, связанные с какими-то событиями января именно в городе Шымкенте.

Но вопрос в другом. Согласно статье 35 закона об адвокатской деятельности не допускается досмотр, осмотр либо обыск адвоката, его офиса и места проживания без законного на то основания. Однако эти сотрудники КНБ города Шымкент, зная достоверно, что в доме живет адвокат Алматинской областной коллегии адвокатов, все-равно производят обыск и исследуют адвокатские дела, что является прямым нарушением адвокатской тайны. Они здесь подняли все мои адвокатские дела, которые у меня находятся в производстве.

Я выразил протест, однако они, несмотря на это, сказали, что им необходимо все зафиксировать на видеокамеру. И зафиксировали, включая мой рабочий ноутбук.

— Были у вас изъяты какие-то документы?  

— Я объяснил, что все документы на бумажных носителях – это мои адвокатские дела. Они их исследовали вопреки моему протесту, но не изъяли. Потом они включили мой стационарный компьютер, и там тоже увидели мои адвокатские дела, и мой личный ноутбук, который я использую как адвокат в своих делах. Я протестовал, но, несмотря на это, они его вскрыли и исследовали, включая папки по делам, связанным с январскими событиями.

Потом они позвонили своему руководству и доложили, что на электронных носителей имеются адвокатские дела, после чего они отказались об изъятия, сказав, что ничего интересующего для следствия они не нашли.

А в каком статусе находится ваша супруга в том деле, на основании которого пришли проводить обыск?

— Свидетелем по уголовному делу, связанному с январскими событиями в Шымкенте. Сегодня провели обыск и сегодня же была выписана повестка о том, что ее необходимо допросить в качестве свидетеля.  

— Вы сообщили об этой ситуации в коллегию адвокатов?

— Адвокатура республиканской коллегии адвокатов, коллеги города Алматы, Павлодарской области, нашей областной коллегии из Шымкента и другие коллеги сказали, что они обеспечат полную поддержку в защите адвокатского права.

Это грубейшее нарушение, когда сотрудники правоохранительных органов приходят в дом, где проживает адвокат и проводят обыск.

Я считаю, что таким образом на меня оказывается давление, чтобы заставить меня замолчать, чтобы моя супруга перестала работать, чтобы все перестало двигаться дальше. 

— Спасибо за объяснения.

 

Напомним, что Галым Нурпеисов — один из немногих адвокатов, кто, рискуя своей лицензией, защищает гражданских активистов уже долгое время. В записанном в марте интервью он рассказал нам об обстоятельствах четырех «дел», которые он ведет по январским событиям 2022 года.

Смотрите это интервью по ссылкам ниже.

КАК ПОДДЕРЖАТЬ «РЕСПУБЛИКУ» 

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые от власти или олигархов редакции могут рассчитывать только на читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 5169 4971 3344 9037.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

  +  56  =  57