Кампания по борьбе с коррупцией и взятками во всем мире демонстрирует признаки эскалации. И фактически превращается в мировую войну. Об этом говорит обвинение, предъявленное британским Serious Fraud Office (SFO, или Государственное бюро по серьезным преступлениям) Glencore Energy (UK) Ltd — британскому подразделению одноименной международной корпорации со штаб-квартирой в Швейцарии. 

Британская Glencore специализируется на операциях с нефтью, и SFO обвиняет компанию в том, что ее бизнес в Камеруне, Экваториальной Гвинее, Нигерии, Южном Судане и на Берегу Слоновой Кости сопровождался всевозможными взятками и прочими подаяниями, раздаваемыми местным политическим правителям и прочим авторитетам.

Впрочем, слово «сопровождался» по отношению к взяткам выглядит просто фигурой речи. В реальности же, как пишет британская газета Financial Times, «взятки стали частью корпоративной культуры этой компании».  

Вряд ли компания захочет оспорить эти смелые выводы деловой (и обычно очень сдержанной) газеты. Во всяком случае на слушаниях, состоявшихся 24 мая в Вестминстерском магистратском суде, Glencore Energy признал себя виновным по всем семи предьявленным эпизодам обвинения.

Правда, сумма предъявленных и признанных взяток не впечатляет – всего лишь 25 миллионов долларов США, хотя речь идет о многолетнем расследовании.

Оперативное дело по взяткам Glencore было открыто в 2019 году и стало действительно международным расследованием, так как велось в разных юрисдикциях, включая Соединенные Штаты Америки.

Собственно определение взяток как части корпоративной культуры Glencore принадлежит Дамиану Вильямсу (Damian Williams), прокурору США по южному округу Ню-Йорка, Девизом этой компании всегда было: «Чего бы это не стоило». В США суммы предъявленных взяток достигают 200 миллионов.

Так или иначе, сам факт уголовщины уже никто не отрицает. И в общем-то не удивляет, учитывая, что компания была создана в Швейцарии американским трейдером Марком Ричем, которого обвиняли на Родине в неуплате налогов.

Рич на Родину так и не вернулся, хотя американцы обещали выслать за ним спецотряд для принудительной экстрадиции в США, но добился помилования от президента США Билла Клинтона.

Несмотря на такую репутацию, Glencore всегда была желанным гостем на территории стран бывшего СССР. Буквально недавно, в 2021 году, с главой этой фирмы встречался Нурсултан Назарбаев, который лично поблагодарил руководителя компании Glencore International AG Айвана Глазенберга за вклад в развитие казахстанской горнодобывающей отрасли. Первый президент Казахстана отметил также и эффективную работу предприятия ТОО «Казцинк», генеральным инвестором которого является Glencore International AG. Напомним, что эта встреча происходила уже в разгар расследования.

Встреча с руководителем компании Glencore International AG Айваном Глазенбергом 1 июля 2021 года.

Отметим, что Казахстана нет в списке стран, где Glencore практиковал свой обычный бизнес. Пока. Но, как говорится, еще не вечер. Вполне возможны в будущем эскалация расследования и выведение на чистую воду деловой практики Glencore не только в Африке, но и в том числе Казахстане.

 

Мы, кстати, писали о расследованиях в отношении Glencore еще в 2018 году. Тогда SFO занялось расследованием сделок, заключенных швейцарской корпорацией Glencore во время реализации совместных проектов с израильским миллиардером Дэном Гертлером. В связи с последней новостью о признании Glencore обвинений во взятках есть смысл вспомнить и о других расследованиях, которые были предприняты в отношении этой корпорации.

Для тех, кто не читал ту нашу статью, мы перепечатываем ее ниже.

Казалось бы, где Конго и где Казахстан? Тем не менее связь присутствует, хотя и не прямая. Но, чтобы разобраться в этой истории, начнем с с самого ее начала.

 

Обычная схема

 

Государственное британское ведомство с «говорящим» названием Офис расследований серьезных случаев мошенничества (Serious Fraud Office, SFO) занялось расследованием сделок, заключенных швейцарской корпорацией Glencore во время реализации совместных проектов с израильским миллиардером Дэном Гертлером.

 

В случае обнаружения коррупционной составляющей корпорацию, ее контрагентов и прочих партнеров ждет крайне незавидное будущее.  

 

 

Корпорация Glencore остается под жестким прессингом правительств разных стран. Причем каждый раз причиной для нового раунда становятся связи компании со сделками и бизнесом в ресурсных государствах.  И каждый раз воспроизводится похожая схема. Деньги «рискованных» инвесторов заводятся на не менее рискованных управляющих, а затем  вкладываются в ресурсные активы при участии и контроле со стороны политических лидеров заинтересованных государств.  В результате такого взаимодействия образуется взрывоопасная смесь, которая угрожает не только странам, где скупались активы, но и репутации цивилизованных инвесторов и операторов.

 

Череда скандалов преследует Glencore еще с тех времен, когда эта корпорация носила название Marc Rich + Co. AG. Созданная Марком Ричем, она специализировалась на установлении особых отношений с правительствами стран, которые испытывали проблемы с торговлей ресурсами на мировом рынке из-за разного рода санкций и эмбарго (СССР, Иран, Южная Африка и Израиль).

 

В 90-е годы ситуация радикально изменилась. Изменилась и компания.  С 1993 года она стала  Glencore, избавившись от своего основателя и от его имени в названии. Но, судя по всему, связи и методы работы с политическими руководителями сохранила. Тем более что на этом специфическом рынке появилось много новых операторов, готовых подставить свое имя и деньги под рискованные сделки.

 

Друг президента

 

Главный актив миллиардера Дэна Гертлера не деньги, а связи. В данном случае  с Жозефом Кабилой — лидером Демократической республики Конго (ДРК) (ушел с поста президента страны в 2019 году после выборов — ред.).

 

У этой дружбы длинная история, которая развивалась на фоне истории самой страны. Гертлер появился в ДРК в качестве диамантера — торговца алмазами. Но в начале двухтысячных годов израильский магнат решил всерьез заняться цветными металлами. Это желание совпало с намерением Кабилы восстановить добычу меди и кобальта в провинции Катанга.

 

В начале XX века эта провинция входила в Бельгийское Конго — колониальную территорию, которая номинально принадлежала бельгийскому королю. Соответственно, горная промышленность в провинции Катанга была создана   бельгийской корпорацией Union Minière du Haut Katanga (UMHK). Компания   зарабатывала огромные деньги вплоть до конца 1960-х годов, то есть даже после ухода колонизаторов и получения страной независимости.  Но в 1967 году у местного диктатора Мобуту дошли наконец руки до этой компании, в результате чего она лишилась своих активов.  На их основе была создана госкомпания Gécamines, которая за несколько лет хозяйствования довела горную промышленность провинции до полного коллапса.

 

В 1997 году режим тирана Мобуту в стране был свергнут, и к власти пришел настоящий революционный демократ Лора́н-Дезире́ Кабила́, который десятилетиями сражался с диктатурой и сумел победить. Кабила быстро освоился во дворцовых кабинетах и начал проявлять все признаки нового «отца нации». Это позволило Гертлеру установить самые теплые отношения с новым лидером. К сожалению для диамантера, продлились они недолго. В 2001 году Лоран-Дезире Кабила был убит, а у власти оказался его сын Жозеф Кабила — 29-летний начальник Генштаба.

 

 

Несмотря на свой возраст и сложную ситуацию в стране, молодому Кабиле удалось остановить сваливание страны в пропасть. С помощью иностранных инвесторов он запустил несколько значимых ресурсных и инфраструктурных проектов. Результатом этих инициатив стала не только   реконструкция национальной экономики, но и установление тотального контроля над всем крупным бизнесом.

 

В итоге он сам и члены его семьи оказались в фокусе внимания правоохранительных органов разных стран.  Но атаковать президента было сложно, поэтому в центре атаки оказался Дэн Гертлер. 

 

Война трейдеров и магната

 

В США все началось со связей. Основной удар пришелся на компанию Och-Ziff Capital Management LLC, созданную на деньги братьев Зифф. Компания финансировала проекты Гертлера в ДРК. Братья снискали славу легендарных посевных инвесторов, вложившись в первые опыты по созданию социальной сети Марка Цукенберга, а также в криптовалюту.

 

Компанию обвинили в нарушениях закона о коррупции в процессе ведения бизнеса в ДРК и заставили выплатить 413 млн американских долларов в качестве штрафа. Пострадал и глава фирмы Майкл Коуэн, которого в январе 2018 года обвинили в мошенничестве.

 

Гертлеру обвинение не предъявляли.  Но он стал жертвой Глобального акта Магницкого (Global Magnitsky Human Rights Accountability Act). Этот закон был принят Конгрессом США в 2016 году и  позволял преследовать нарушителей прав человека и коррупционеров по всему миру. В декабре 2017 года Дональд Трамп подписал указ о введении персональных санкций против Гертлера.

 

Ирония  состояла в том, что братья Зифф были крупными инвесторами в фонде Уильяма Браудера, который и продвигал принятие Акта Магницкого в США. 

 

После введения санкций корпорация Glencore с чувством выполненного долга прекратила выплату всех роялти, причитавшихся своему партнеру.  Гертлер насчитал, что лишился в результате этих действий 2,28 миллиарда американских долларов. После чего он обратился в конголезский суд, который просто заморозил активы медного проекта Kamoto Copper в счет выплаты этой суммы. Судя по уверенности израильтянина, огромной сумме иска и оперативности суда, речь идет не только о деньгах, причитающихся другу президента, но и об интересах самого главы государства.

 

Glencore попыталась найти управу на суд в Конго в Лондонском суде. Этот иск как раз сейчас рассматирвается. Но информация из SFO (Serious Fraud Office — Офис расследований серьезных случаев мошенничества) может радикально изменить расклад сил на лондонском фронте.

 

Евразийский след

 

Если в США распутывание связки шло через инвесткомпанию, то в Лондоне претензии к Glencore стали результатом шестилетнего расследования деятельности компании ENRC Ltd, сотрудников которой подозревают во взяточничестве конголезским чиновникам при посредничестве Гертлера.

 

ENRC Ltd, в свою очередь, связана с Eurasian Resources Group BV.

 

А Eurasian Resources Group (ERG) — одна из ведущих мировых компаний в сфере добычи и переработки природных ресурсов. Зарегистрирована она в Люксембурге, однако большая часть ее активов находится в Казахстане. Учредителями ERG являются  хорошо известные казахстанцам миллиардеры Александр Машкевич, Алиджан Ибрагимов и Патох Шодиев.

 

Обвинения «евразийцам» не предъявлены.

 

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»!

 

За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые редакции могут рассчитывать только на своих читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на телефон 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

7  +  1  =