Власти Казахстана, похоже, втягиваются в новый международный юридический конфликт, который обещает затмить по своим масштабам тот, что они вели на протяжении более десяти лет с семьей молдавского олигарха Стати. 

На этот раз судебную войну властям Казахстана объявила Jusan Group — группа компаний, зарегистрированных в разных странах, но управляющих казахстанскими активами из разных юрисдикций. 

Два главных юрлица группы — корпорации Jysan Holding, LLC и Jusan Technologies Ltd. — подали иск к целой группе государственных ведомств Казахстана, а также связанных с ними частных лиц.

В иске заявители обвинили власти Казахстана в попытке украсть активы, находящиеся на территории Казахстана, общей стоимостью более чем 1,5 миллиарда долларов США.

Заявители и ответчики

Главными жертвами грабежа, согласно тексту иска, являются Jysan Holding  и некоммерческая корпорация New Generation Foundation, Inc. (“NGF”), которой принадлежат все активы в Казахстане и, собственно, сам Jysan Holding.

Обе компании зарегистрированы в американском штате Невада, в суд которого и был подан иск.

И в этом, заметим, состоит основное отличие иска Jusan Group от иска Стати, которые победили сначала в международном арбитражном суде, а потом уже добивались признания этого решения в судах разных государств.

Главным же сходством, по мнению подателей иска, является поведение органов власти Казахстана, включая квазигосударственных агентств по отношению к частному бизнесу.

Речь идет о слежке, заморозке активов, изъятии документов и прочих актов административного давления на бизнес. Об этом упоминалось в решении Арбитража по делу Стати, принятого в 2013 году, и его пересказывают податели иска в Неваде, собирающиеся, видимо, использовать определения Арбитража в суде в США в качестве аргумента.

Об этом же говорит и состав ответчиков по иску. Это Республика Казахстан, Агентство Республики Казахстан по регулированию и развитию финансового рынка, Агентство Республики Казахстан по противодействию коррупции, Агентство Республики Казахстан по финансовому мониторингу, Комитет национальной безопасности Казахстана

Отдельно упомянуты в качестве ответчиков физические лица, и если двое это руководители вышеназванных ведомств, то третья персона представляет особый интерес:

  • Мадина Абылкасымова (Председатель Агентства Республики Казахстан по регулированию и развитию финансового рынка),
  • Олжас Кизатов (заместитель Председателя Агентства Республики Казахстан по регулированию и развитию финансового рынка),
  • Адильбек Джаксыбеков, который в иске обозначен как обычное частное лицо, но в самом тексте представлен уже в роли организатора атаки на Jusan Group, использующего правительственные учреждения собственно нынешнего президента страны Касым-Жомарта Токаева в качестве инструментов.

Адильбек Джаксыбеков — олигарх из близкого окружения Назарбаева.  В разные годы занимал посты: министра индустрии и торговли, министра обороны, руководителя администрации президента, акима Астаны. Именно ему принадлежит контроль над холдингом «Цесна», в который  до 2019 года входил «Цеснабанк», проданный брокерской компании АО «First Heartland Securities» и ставший вторым элементом формируемого в то время First Heartland холдинга.

 

Токаев и Джаксыбеков. 2019 год. Фото Акорда.kz

 

Больше об этом читайте. в нашей статье, опубликованной еще в 2019 году: «Архипелаг Хартленд и «Цеснабанк«.

Проводя параллели между этой судебной историей и историей войны Акорды с молдавскими инвесторами Стати, отметим, что сходство действительно имеется. Впрочем, как и с огромным количеством подобных кейсов, которые не дошли не только до победы в суде, но и до суда так и не смогли добраться. Слишком опасно и накладно.

Но особый шик всему этому придает не столько сходство, сколько историческая ирония. Фонды и организации, носящие имя Нурсултана Назарбаева, архитектора всей системы управления Казахстаном (!), жалуются на эту систему в Неваде, американском штате с минимальным количеством каких-либо ограничений (включая ограничение на скорость).

Так происходит международное признание того факта, что нынешняя государственная система в Республике Казахстан способна эффективно защитить лишь тех, кто этой системой управляет. Все остальные могут рассчитывать исключительно на нисхождение. А если и решают сопротивляться, то не внутри страны, а лишь за ее пределами.

«Новые власти Казахстана и люди, которые оказывают на нее личное влияние, превратили полномочия правительства в оружие, которое позволяет властям страны дотянуться далеко за пределы Казахстана для того, чтобы украсть и нанести вред американским лицам — как юридическим так и физическим резидентам».

Это цитата из поданного иска. В ней всего лишь одно лишнее слово — «новые».

Так было всегда. И, видимо, ничего не меняется.

И еще краткие справки о фигурантах этой истории.

«New Generation Foundation» (в переводе: Фонд «Новое поколение») — это корпорация, зарегистрированная в американском штате Невада 19 декабря 2019 года . Несмотря на корпоративную структуру, NGF — некоммерческая организация, единственной заявленной целью которой является финансирование автономных организаций образования «Назарбаев Университет» и «Назарбаев Интеллектуальные Школы».

Назарбаев Университет (НУ) — создан по инициативе Первого Президента Республики Казахстан — Н. А. Назарбаева. Идею создания в стране университета международного уровня Назарбаев озвучил еще в марте 2006 года. В 2008 году были созданы интеллектуальные школы Назарбаева для талантливых учеников в возрасте от 5 до 18 лет. Де-факто обучение началось в сентябре 2010 года, а 19 января 2011 года был принят специальный Закон Республики Казахстан от «О статусе «Назарбаев Университет», «Назарбаев Интеллектуальные школы» и «Назарбаев Фонд».

Пионер на марше

Офшорное финансирование учебной системы имени Назарбаева началось в 2021 году. До этого, очевидно, все эти задачи удавалось решить, используя источники внутри страны.

Это было еще то время, когда имя Назарбаева носили не только школы и университеты, но и многие другие объекты в Казахстане, включая столицу. А за право финансировать «имя» нужно было еще побороться.

Первые признаки «обособления» семейной корпорации Нурсултана Назарбаева от государства появились в 2017 году. И это был настоящий блицкриг.

  • 25 сентября 2017 года в Казахстане регистрируется ТОО «Pioneer Capital Invest».
  • Спустя месяц, 18 октября 2017 года, новоявленный «пионер» приобретает AO «ZIM Capital» , главным активом которого, судя по всему, был пакет лицензий на операции на рынке капитала.  
  • В начале 2018 года ZIM Capital приобретает казахстанскую «дочку» британского Royal Bank of Scotland (RBS) — первый иностранный банк, появившийся в Казахстане еще в 1994 году.
  • И через короткое время после этой сделки AO «ZIM Capital» было переименовано в «First Heartland Securities» (FHS).

Об этих рокировках узнать больше можно из нашей публикации 2019 года Архипелаг Хартленд и «Цеснабанк.

Скорость операций позволяет предположить, что все эти сделки были подготовлены в рамках единой стратегии по созданию финансового «Хартленда»* (термин означающий в геополитической мысли начала ХХ века территорию Евразии, контроль за которой гарантирует власть над всем миром).

*Heartland в буквальном переводе с английского означает «сердцевину», срединную землю. Но в реальности это не просто слово, а центральное понятие классической школы геополитики.

 

В январе далекого 1904 года британский географ и профессор Оксфордского университета Хэлфорд Маккиндер представил доклад Королевскому географическому обществу, суть которого затем изложил в статье с невероятно претенциозным названием «Географическая ось истории». Собственно эта публикация и стала началом настоящей геополитики, которая пережила свой расцвет как академическая дисциплина в первой половине ХХ века, но во второй половине ушла в недра спецслужб, чтобы снова возродиться  уже в народной трактовке в массовых коммуникациях.

 

Не вдаваясь в подробности умозаключений Маккиндера, отметим его главный концепт. Это и есть пресловутый Хартленд — массивная северо-восточная часть Евразии, окаймляемая с юга и востока горными системами. Контроль над ней, считал профессор из Оксфорда, обеспечивает контроль над всей Евразией, включая Европу (что было особенно важным для политического бомонда начала века). А контроль над Евразией означал контроль над всем миром. 

Роль главного ядра в описанной выше системе была определена для «Цеснабанка», приобретенного 6 февраля 2019 года все той же компанией Heartland Securities. В это же время мы именно тогда обратили внимание на феномен Хартлэнда — отдельной крепости для активов Назарабаева. 

А уже 19 марта 2019 года Нурсултан Назарбаев объявил о своей отставке, превратившись из единственного в «просто» первого президента Казахстана. А это (по крайне мере в Казахстане) совершенно разные вещи.

Другим словами, Назарбаев и его команда стали хоть и крупнейшей, но олигархической группировкой, для полноценного функционирования которой была необходима мощная финансовая машина. И в комплекте с благотворительными организациями она представляла собой мощную силу даже в условиях отсутствия административной поддержки.

Фонды теперь могли контролировать как входящие финансовые потоки (в качестве бенефициаров корпоративной системы), так и выходящие — как управляющие эндаументами, распределяющими средства по сети подопечных организаций.

Но ирония в том, что сделка по приобретению Цеснабанка стала настоящим «яблоком раздора» между «новыми» и «старыми» властями Казахстана, обстоятельства которой придется теперь разбирать в Неваде.

Спасение «Цесны». Версия Невады

Податели иска в суд Невады довольно подробно описывают в иске события 2018 года.

Напомним, что податели это те же самые люди, что по сути находились в то время у власти или бли приближены к власти. И этот факт придает особый интерес версии, изложенной ими с точки зрения защиты своих действий.

Согласно тексту иска, банковский сектор Казахстана так и не смог полностью оправиться от последствий финансового кризиса 2008 года и последующей девальвации тенге в 2015 году. Более того, он оказался в уязвимом положении перед угрозой нового кризиса, вызванного падением цен на энергоносители и очередной девальвацией тенге. И правительство Казахстана искало рыночные решения, позволившие бы избежать коллапса всей банковской системы Казахстана.

Главной проблемой был «Цеснабанк» — второй по размерам активов банк в Центральной Азии, который принадлежал в этот момент Адильбеку Джаксыбекову (ответчику по иску в качестве частного лица). К 2018 году «Цеснабанк» был на грани краха, так как 90% его активов не работали.

Еще в 2017 году банк получил вклад в капитал в рамках правительственной программы поддержки банков 2017 года, но это не избавило его от проблем с ликвидностью. А в сентябре 2018 года он получил в качестве поддержки краткосрочную ссуду от Нацбанка Казахстана в размере нескольких сотен миллионов долларов. Пытаясь сохранить свой бизнес, «Цеснабанк» продал значительную часть своего портфеля сельскохозяйственных кредитов государству. Но это не помогло, и в сентябре 2018 года рейтинговое агентство S&P снизило рейтинг ликвидности банка до отметки «менее чем адекватное».

Правительство опасалось, что падение «Цеснабанка» приведет к краху всю национальну банковскую систему. И поэтому пыталось всеми возможными способами спасти банк, инициировав для этого целую серию попыток найти покупателя для него. Одной из таких попыток и стало предложение о покупке «Цеснабанка», сделанное First Heartland Bank (FHB).

Владельцы Хартлэнда согласились на покупку только при условии очистки баланса банка от плохих кредитов, которые они считали результатом управления банком семьей Джаксыбекова.

Правительство Казахстана пошло им на встречу (сюрприз?), приняв решение выкупить проблемные активы. Эта сделка сделала возможным покупку «Цеснабанка».

Достигнутое соглашение было реализовано на практике в январе-феврале 2019 года. 17 января 2019 года «Цеснабанку» была оказана поддержка, которая приняла форму долгосрочных облигаций, размещенных в пользу банка.

Как утверждают податели иска, правительство Казахстана в этот момент не ставило в качестве условия при покупке банка выплату представленных средств до 2023 года. Также правительство не ограничивало выплату банком дивидендов. Это важное утверждение, так как сейчас эти требования озвучиваются в Казахстане уже новыми властями.

«Цеснабанк», напоминают податели иска, выплачивал дивиденды без ограничений, последний раз — в декабре 2021 года.

Аналогичные условия покупки были реализованы при покупке «АТФ Банка», также оказавшегося на грани краха и также выкупленного по просьбе правительства Хартлэндом. И ведь еще в январе 2022 года, как напоминают податели иска, премьер-министр Казахстана Алихан Смаилов утверждал, что приобретение обоих банков было необходимо для стабилизации ситуации и обеспечения безопасности депозитов граждан Казахстана и бизнесов.

Охота на «Цесну». Версия Невады

Январские события 2022 года изменили не только политический, но и бизнес-ландшафт Казахстана. В новой ситуации «Цеснабанк» оказался в центре особого внимания.

Как утверждают податели иска, в этот момент против них начало действовать единое предприятие, объединившее интересы целой группы государственных структур, которые, используя практику рэкета, решили завладеть активами Jusan Group.

Государственная операция проводилась в интересах отдельных физических лиц, так или иначе связанных с правительством Казахстана — прямо или косвенно. По мнению подателей иска, новое партнерство частных лиц и государственных структур сложилось уже в январе 2022 года, после чего Правительство Казахстана инициировало как минимум 11 расследований, запросов или проверок, направленных против интересов Jusan Group в Казахстане.

В результате сейчас все транзакции группы в Казахстане проводятся только в разрешительном порядке, а у некоторых сотрудников банка заблокированы карты, выпущенные «Цеснабанком». Также заблокирован перевод 4 миллионов долларов со счета NGF в «Цеснабанке» на счет в американском банке без объяснения причин.

В феврале 2022 года Агентство по финансовому мониторингу РК начало уголовное расследование деятельности бывших сотрудников «АТФ Банка» о практике выдачи проблемных ссуд в период с 2013 по 2016 гг. В результате из банка были изъяты документы и за другие периоды его деятельности — в связи с обстоятельствами его выкупа в 2020-м году, выплаты дивидендов после 2020 года, а также информации по счетам сотрудников банка не связанных с выдачей ссуд

Одновременно с волной проверок, обрушившихся на банк, из него начали выводиться средства госучреждений или связанным с государством бизнесов. Также «пропал» контакт с теми, кто обеспечивал банк технологическими решениями.

 А в июне 2022 года Агентство пустило в ход, «козырную карту», инициировав уголовное расследование обстоятельств  приобретения в 2019 году «Цеснабанка». По информации инициаторов иска, основанием для этого расследования стало письмо Адильбека Джаксыбекова, который утверждал, что эта сделка была незаконной. И эти утверждения «частного лица» привели к весьма политическим последствиям на самом высоком уровне.

Как утверждают податели иска, в июле 2022 года глава банка Шигео Катсу от имени банка встретился с президентом Казахстана Касымом-Жомартом Токаевым, пытаясь убедить последнего прекратить расследование. Во время встречи Токаев признал, что он в курсе того, что Джаксыбеков выражал недовольство относительно приобретения «Цеснабанка», и посоветовал Шигео Катсу урегулировать отношения напрямую с «частным лицом» .

На фото встреча Касым-жомарта Токаева с Шигео Катсу в апреле 2022 года. Сообщений о встрече в июле на сайте Акорды мы не нашли.

Попытка последовать совету президента, как пишут податели иска, привела к тому, что во время встречи с Катсу Джаксыбеков потребовал выплатить ему примерно 130 млн долларов США в качестве компенсации «ущерба» (суть которого он не объяснил). Взамен обещал помочь в прекращении уголовного расследования, намекая на свои связи Агентством.

Катсу не прекращал попытки решить проблемы банка в высоких кругах (в иске упоминаются встречи с премьером Смаиловым и другими чиновниками), но в реальности давление не только усиливалось, но расширялось, захватив аудиторов Jusan Group, от которых потребовали отозвать аудиторские заключения до того, как сотрудники Jusan Group не вернут все акции и опционы на акции.

Отказ от возврата опционов также грозил возбуждением уголовного дела. Служащим также блокировали счета в банке.

22 ноября 2022 года, спустя день после перевыборов Касым-Жомарта Токаева президентом на семилетний срок, Мажилис Парламента РК одобрил проект закона с поправками к закону «О Банках и банковской деятельности в Республике Казахстан». Эти поправки меняли определения «банковского холдинга» и «главных участников банка» таким образом, чтобы запретить некоммерческим организациям (НКО) прямо или косвенно владеть банками, а также запрещали банкам, получившим поддержку правительства, выплачивать дивиденды.

Запрет на владение банками НКО был отклонен Сенатом, но другие поправки вступили в действие с 2023 года. Сразу после этого последовала еще целая серия исков и требований к Jusan Group, суть которых сводится (по мнению подателей иска) к возврату де-юре и де-факто Jusan Group в Казахстан.

В частности, как утверждается в иске, 20 декабря 2022 года премьер-министр Смаилов отправил сотруднику Jusan Group — резиденту США сообщение, в котором потребовал возврата Jusan Group в Казахстан, обещая в противном случае начать настоящую «войну». И настоящая цель этой «войны», по мнению подателей иска, — установить контроль над казахстанскими активами Jusan Group с целью не только собственного обогащения, но и обеспечения доходов группе частных лиц.

Архипелаг Jusan

Как утверждают авторы иска, до 2019 года собственником всех активов Jusan Group был фонд Назарбаева, зарегистрированный в Казахстане с целью финансирования одноименных университета и школ. После того как Нурсултан Назарбаев ушел с поста президента страны, его структуры решили покинуть пресловутый евразийский Хартлэнд и обосноваться на территории его геополитических антиподов — в Великобритании и США.

Но 19 декабря 2019 года в Неваде регистрируется корпорация New Generation Foundation, Inc (NGF), которая совмещает статус корпорации и некоммерческой организации, но по факту выполняет функции эндаумент-фонда — большой кубышки, куда поступают деньги от всех активов, которые зарабатывают деньги в Казахстане.

Единственной заявленной целью NGF является финансирование деятельности назарбаевских образовательных учреждений — университета и школ. С этой заявленной целью в собственность NGF были переданы казахстанские активы. Податели иска в суд Невады объясняют причину создания NGF и передачу в него казахстанских активов страхом потерять средства эндаумент-фонда в самом Казахстане. То есть еще тогда, когда столица страны носила имя президента, хранители средств фондов имени Назарбаева спешно переводили активы в далекий от Казахстана американский штат.  

Интересы New Generation Foundation, Inc  представляет некто Айдос Бектурганов, судя по всему, действительно резидент США и сотрудник международной компании NAC International, специализирующейся на решениях в ядерной энергетике.

30 марта 2020 года уже известное нам ТОО «Pioneer Capital Invest» регистрирует в Великобритании корпорацию Jysan Technologies Ltd, которую, согласно британскому реестру, контролировали Аслан Саринжапов, Ербол Орынбаев и Евгений Пан — доверенные люди семьи Назарбаевых.

Если верить подателям иска в Неваде, Jysan Technologies была учреждена исключительно с целью создания единой холдинговой структуры для финансовых и технологических активов Jusan Group.

У казахстанских прокуроров на это счет другое мнение. Они считают, что 27 апреля 2020 года ТОО «Pioneer Capital Invest» своим решением вывело свое имущество в британскую юрисдикцию, приняв решение о включении имущества Pioneer в акционерный капитал Jysan Technologies.

Так или иначе, но основные рычаги управления казахстанскими активами были действительно перенесены за границу, хотя люди, управляющие активами, остались те же.

21 сентября 2020 года в Неваде регистрируется Jysan Holding, LLC — последний кирпичик в новой системе распределения доходов, получаемых от казахстанских активов.

Таким образом, в течение одного года вся структура холдинга была радикально перестроена.

Главную роль в новой системе играла холдинговая корпорация Jysan Technologies, главным активом которой (несмотря на «технологическое» название) стал First Heartland Bank, доля в капитале которого составляет 90% всех активов холдинга. Компания владеет банком через First Heartland Securuties (99,48%), которая, в свою очередь, владеет 80% банка. И именно Jysan Technologies аккумулирует все доходы, получаемые из Казахстана, а затем переводит их в Неваду для последующего распределения через систему образовательных учреждений.

Jysan Technologies стала по факту пограничной структурой, которая соединяет казахстанские активы с их американскими владельцами. Неудивительно, что именно эта британская корпорация оказалась под ударом прокуратуры Казахстана.

Рон Вахид на войне

Впрочем, проблемы у британской корпорации, судя по всему, начались гораздо раньше. Об этом можно судить по изменениям в составе лиц, контролирующих британскую компанию. В один день, 28 октября 2021 года, сразу трое — Аслан Саринжипов, Ербол Орынбаев и Евгений Пан — утрачивают этот контроль.

А через несколько дней (16 ноября 2021 года) происходит и вовсе загадочное событие — компания меняет свое название. Точнее сказать, одну букву в нем. Из Jysan Technologies она превращается в Jusan Technologies. Сложно сказать, что стало причиной для такого переименования, но в итоге американская структура — Jysan, а британская — Jusan.

В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация. В британском регистре нет лица, контролирующего корпорацию, владеющую одним из самых крупных банков в Казахстане. Что само по себе весьма примечательно.

Не менее примечательной выглядит Jusan Technologies с точки зрения ее руководителей. В их списке фигурирует C&G HOLDING SERVICES (UK) LIMITED — секретарская компания , которая просто выполняет порученные ей функции по ведению необходимых документов и отчетов (она же, кстати, фигурирует в составе невадских юрлиц). 

Есть также в нем Дэвид Чарльз Эванс, барон Эванс Уотфодский (David Charles Evans, Baron Evans of Watford), который, несмотря на свои 80 лет, весьма активен на рынке «свадебных генералов» — важных персон, готовых поучаствовать в различного рода советах и комитетах.

Хотя в данном случае его присутствие вряд ли случайно и объясняется исключительно финансовыми соображениями. Дело в том, что барон в 2014 году засветился в роли советником генерального директора Arcanum Global – компании, которая сыграла в современной истории Казахстана очень важную роль, судя по тем документам, которые в свое время попали в сеть в виде коллекции, известной под названием Kazaword*.

*Речь идет о переписке высокопоставленных казахстанских чиновников и государственных деятелей, которая несколько лет назад  была выложена неизвестными лицами (хакерами) в Интернете на специально созданном сайте и известна под названием Kazaword  (подробнее о нем вы можете узнать по этой ссылке).

О том, что присутствие барона в составе Jusan Technologies не случайно, говорит то, вместе с ним в компании замечен человек по имени Масуди Рони Вахид (Masudul Rony WAHID). Это один из вариантов написания имени Рона Вахида,  владельца и руководителя частной разведывательной компании Arcanum Global.

Об Arcanum и о самом Вахиде мы писали в свое время  в «Республике» очень много. И все наши знания об этой персоне и ее деяниях мы черпали из переписки Arcanum с людьми Карима Масимова и, прежде всего, Маратом Бекетаевым, который использовал Arcanum для борьбы с врагами Акорды.

К примеру, мы писали о том, что внешняя политика и разведка Казахстана находятся на заграничном обслуживании еще со времен небезызвестного американца Джеймса Гиффена, который де-факто выполнял функции посольства РК на Западе. Однако после «Казахгейта» Акорда стала более осторожной и перешла на корпоративные договора. В том числе с частными разведывательными компаниями (ЧРК).

 

Одна из таких компаний — ЧРК Arcanum. Она базируется в Цюрихе, но входит в американскую инвестиционную группу RJI Capital Group, известную своей агрессивной стратегией на мировых развивающихся рынках.

 

Ее основатель — Рон Вахид, американский гражданин, уроженец Бангладеш. Любитель женщин, личных портных и частных самолетов, он очень разборчив в выборе клиентов и берет только очень высокооплачиваемые проекты. Но за свою цену он гарантирует качество — Вахид и компания могут выполнить практически любую работу, которая нужна клиенту. Если лично не хотят пачкаться, они всегда найдут нужных исполнителей.

 

 

В какой-то степени казахстанское гражданское общество должно быть благодарно Вахиду. Согласно нашим источникам, в 2008 году именно его компания получила доступ к серверу, принадлежащему компаниям Александра Мирчева и его личной почте. В тот момент они выполняли заказ одного из личных оппонентов Карима Масимова.


Среди добытого материала сотрудники Arcanum обнаружили переписку Мирчева и его команды с госслужащими из Астаны о проекте «СуперХан». Клиенту Вахида эта переписка была не интересна — ему нужна была информация о других аспектах деятельности Мирчева. Тогда Вахид, демонстрируя наличие инсайдерской информации, рекламируя свои услуги и возможности своей конторы, стал демонстрировать тексты проектов «СуперТигр», «Хан» и «СуперХан» всем, кто хоть чуть-чуть проявлял интерес к Казахстану.


Именно таким образом информация о проекте «СуперХан» просочилась в оппозиционные СМИ Казахстана и стала известна общественности как один из параноидальных проектов «лидера нации» по узурпации власти в стране.

Вахид заступил на пост директора в Jusan Technologies 24 августа 2022 года. И вряд ли такое назначение было связано с желанием подзаработать. Хорошо известно, что счета за его услуги достигают суммы в миллион долларов в месяц. Так что в данном случае речь, скорее всего, идет о приглашении на войну. Которая в 2022 году перешла в активную форму. 

Вахид, кстати, занимает директорский пост не только в британской, но и в невадской Jysan Holding. И на этот раз он, похоже, ведет войну не просто с частными лицами (как это было с Мухтаром Аблязовым), но с целым государством. И это новая страница в его биографии. Видимо, ставки в этой борьбе достаточно высоки, чтобы оправдать такой риск.

Осталось только понять, кто конкретно подрядил Вахида на войну и какие цели перед ним поставил. Мы постараемся ответить на эти вопросы в ближайшем будущем.  

 

Подписывайтесь на "Республику" и узнавайте первыми самые важные новости. Все наши материалы - расследования, интервью, репортажи - вы будете получать сразу после их публикации на портале.

 

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»!

 

Можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-747 977 5139 или на номер карты 4400 4301 4483 1945. И есть еще несколько способов – на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

3  +  5  =