В последнее время то и дело появляется информация об аресте в Европе активов российских олигархов. Буквально недавно в Португалии заблокировали продажу особняка миллиардера Романа Абрамовича. Как пишет местная Publico, бизнесмен пытался продать дом в начале года. Сделку пыталась совершить компания Millhouse Views LLC — она принадлежит инвестиционному холдингу Абрамовича. Но об этом сообщили португальской полиции, и владения примерной стоимостью в 10 миллионов евро были арестованы.

В отношении казахских олигархов пока таких прецедентов нет. Хотя попытки предпринимались и не раз. Напомним, что еще в 2017 году британское правосудие объявило войну попыткам иностранных коррупционеров отмыть в Лондоне нечестно заработанные состояния. Главным полем сражения британских борцов с коррупцией стала тогда попытка (неудачная!) обвинить старшую дочь и внука первого президента РК Нурсултана Назарбаева в использовании нелегальных средств для приобретения недвижимости в Лондоне.

Мы писали об этом в свое время подробно в статьях:

«Атака на Семью. В Лондоне выдан арест на жилье Нурали Алиева«, 

«Дочь и внук Назарбаева отбили атаку на свою недвижимость в Лондоне«.

О том, как проходила операция по разоблачению финансовых операций в Лондоне семьи Назарбаевых и о причинах ее провала, подробно рассказали исследователь Том Мэйн (Tom Mayne) и его коллега, профессор международных отношений Джон Хезершоу (John Heathershaw), в докладе Criminality Notwithstanding: the use of Unexplained Wealth Orders, который был передан в распоряжении нашей редакции (название можно условно перевести как «Торжество криминалитета: опыт использования Постановлений о необъяснимом благосостоянии») .

Один из авторов — Том Мэйн — рассказал о принадлежащих семье дочери первого президента Казахстана Дариге Назарбаевой объектах недвижимости в Лондоне еще в 2015 году в докладе, опубликованном неправительственной организацией Global Witness.

Особую «яркость» обнародованной информации придал тот факт, что в списке приобретенной недвижимости оказалось здание, где размещается музей Шерлока Холмса на Baker Street, имеющий культовое значение для почитателей этого литературного героя.

Доклад появился спустя несколько месяцев после гибели Рахата Алиева 24 февраля 2015 года в камере венской тюрьмы. И сделанные в нем выводы стали элементом кампании по созданию механизмов проверки источников происхождения средств у иностранных покупателей британской недвижимости.

В эту категорию входили «политически значимые лица» (PEP) у себя на родине, которые не имели легальных источников супердоходов, но потратили более 50 тыс фунтов на покупку недвижимости в Лондоне.

Для этого и понадобились Unexplained Wealth Orders (UWO) — Постановления о необъяснимом благосостоянии, которые создавали правовую базу для подобных проверок. Они должны были произвести настоящую революцию в сфере борьбы с криминальными финансовыми потоками, так как позволяли требовать от физических лиц раскрытия источников своего благосостояния, которое суду представляется необъяснимым.

Другими словами, они отменяли презумпцию невиновности — основу основ уголовного права, которая предполагает доказательство вины, считая любого обвиняемого по определению невиновным.

Эта новелла исключала возможность использования материалов, представленных в рамках подобных разбирательств, в уголовном деле, но зато позволяла конфисковать недвижимость.

Порядок применения UWO определялся Законом о криминальных финансах (Criminal Finances Act), принятым в Соединенном Королевстве в 2017 году. Он определял список правоохранительных органов (в их число входило Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA), а также еще несколько госучреждений, расследующих подобные случаи), которые могли обратиться в Высший суд Лондона с иском о выдаче UWO. Суд рассматривал просьбу, и в случае положительного решения оно становилось обязательным для лица, от которого требовалось дать объяснения о происхождении благосостояния под угрозой конфискации имущества.

Принятие этого закона вызвало переполох у резидентов Лондонграда — жителей Лондона бывшего советского происхождения, среди которых было много выходцев из государственной и окологосударственной среды.

Архитекторы нового «механизма» предполагали, что UWO будут выдаваться буквально пачками — в работе у NCA тогда было около ста дел, каждое из которых требовало по несколько ордеров. В реальности же за все время действия нового закона NCA взяла в работу четыре дела, по которым были выданы в общем итоге 15 ордеров. И ни один из этих ордеров не касался российских покупателей недвижимости в столице Британии.

Первое постановление об UWO вынесли в 2018 году, и адресовано оно было Замире Гаджиевой — супруге Джахангира Гаджиева, бывшего председателя Международного банка Азербайджана. После того, как Национальное агентство по борьбе с преступностью выиграло апелляцию в Высоком суде Лондона, постановление вступило в силу.

Воодушевившись успехом, NCA решилось на новый шаг. В мае 2019 года были выписаны три предписания, требующих объяснить происхождение средств у владельцев трех объектов недвижимости в Лондоне общей стоимостью около 80 млн фунтов стерлингов (под арест попали дом на Бишопс-авеню, квартира в Челси и особняк на Денвуд-роуд в Хайгейте).

Владельцами недвижимости считались представители семьи Назарбаевых — Дарига и ее сын Нурали. Это были объекты, которые упоминались в докладе 2015 года. За одним загадочным исключением. Из дела 2019 года исчезли квартиры с Baker Street. Те самые, которые с помощью Global Witness прославили семью Назарбаевых в качестве хранителей музея Шерлока Холмса. Между тем их стоимость составляла в 2010 году 137 миллионов фунтов стерлингов, то есть выше всех вместе взятых объектов недвижимости.

СМОТРИ на карте нашего путеводителя по зарубежной недвижимости на KLEPTO.asia.

Секрет «пропажи» этих объектов из списка NCA так и остался неразрешенным.

Мы рассказывали об этой истории подробно в статьях:

«Охота на Даригу. Что нам известно про активы Назарбаевых на Бейкер-стрит»,

«Про Бейкер-стрит и проблемы Дариги Назарбаевой».

За несколько лет расследований с лондонской недвижимостью семьи Назарбаевых произошла еще одна «чудесная» трансформация. Если в 2015 года главным подозреваемым в этой истории был Рахат Алиев, то в 2019 году адресатами UWO стали Дарига Назарбаева и Нурали Алиев.

Впервые, как заметили авторы доклада 2022 года, Дарига и Нурали были обозначены как собственники лондонской недвижимости в статье, опубликованной в 2018 году в онлайн-издании Quartz. 

В итоге вся история стала выглядеть совершенно в другом свете.

В 2015 году главным актором в ней был государственный служащий Рахат Алиев, забиравший у других людей активы и собиравший их под своим контролем. Таким образом, криминальный характер операций был вполне очевиден. Более того, этот факт могли с радостью подтвердить любые силовые структуры Казахстана, которые преследовали Рахата Алиева начиная с весны 2007 года, когда он уехал в Австрию начал политическую кампанию против тестя.

В этом смысле ситуация напоминала историю с Гаджиевым, который превратился в оппозиционера, что, по мнению авторов доклада, и стало решающим фактором в успехе преследования его финансовых операций. Дело в том, что основу для объяснения происхождения богатства все равно представляли правоохранительные органы того государства, откуда прибыли покупатели недвижимости. А их позицию определяли не факты, а отношения с тем, кто должен был дать объяснения британской Фемиде.

А вот у Дариги и Нурали с характеристиками все было прекрасно. В 2019 году юридические представители семьи в ответ на запросы о происхождении средств представили пакет документов размером в 268 страниц, где доказывался самостоятельный характер деловых операций мамы с сыном и их полную автономность от криминальных финансов Рахата.

Эта стратегия сработала, и судья признал UWO недействительными.

В результате государственному агентству пришлось оплатить судебные издержки семейству Дариги в размере 1,5 миллиона фунтов стерлингов. После чего новых заявок на UWO не последовало, и это понятно: еще один штраф мог просто уничтожить бюджет этой организации.

Но самое странное обстоятельство в этом деле — неспособность британских служб разобраться в сути дела. А суть состояла в откровенно техническом характере сделок, которые привели к образованию состояния у Дариги Назарбаевой. И чтобы доказать это, не стоило искать какие-то секретные документы.

В нашем расследовании «Сахарный трест, который лопнул», опубликованном в июне 2020 года, мы обратили внимание на характер сделок, проведенных в 2007 году с акциями АО «Кант» и пришли к выводу, что они носили технический характер. Их целью было очистить сахарные активы от токсичных примесей Рахата Алиева, вставшего на путь войны с тестем, а затем вывести деньги «семьи» на Запад, легализовав их через покупку недвижимости в Лондоне.

Сами же сахарные активы сохранились в «семье», и управляли ими доверенные люди из числа родственников. Это не помешало (а скорее всего даже поспособствовало) разворовать государственные субсидии, выделяемые правительством на создание собственной сахарной индустрии, основанной на переработке сахарной свеклы. В результате отечественная сахарная промышленность просто исчезла, результаты чего имели возможность ощутить жители страны.

Факт «чудесной трансформации» денег семьи Назарбаевых показался нам настолько очевидным, что, признаться честно, мы были удивлены (и это мягко сказано), что на него не обратили внимание правоохранительные органы Британии, которые в этот момент пытались обнаружить противоречия в данных о происхождении средств у Дариги Назарбаевой.

Зато на эту информацию обратили внимание юридические представители дочери Назарбаева, которые пытались заставить нас «откорректировать» материал. Позже юристам Назарбаевых удалось решить главную проблему — добиться отмены в Лондонском высшем суде требования Национального криминального агентства (NCA) представить объяснение происхождения средств. Это и разрушило репутацию Агентства и поставило под угрозу его финансовую состоятельность в качестве автономного учреждения.


Хроника охоты за недвижимостью дочери первого президента РК Дариги Назарбаевой и ее сына Нурали Алиева в Лондоне

 

КАК ПОДДЕРЖАТЬ «РЕСПУБЛИКУ»

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые от власти или олигархов редакции могут рассчитывать только на читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 5169 4971 3344 9037.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

3  +  7  =