Стремительная экспансия русского бизнеса в Казахстан уже принимает такие формы и размеры, что об этом заговорили в мажилисе. Учитывая, что его «населяют» те же лица, что совсем недавно вылизывали Назарбаева, трудно что-либо предполагать об истинных мотивах этих выступлений, но проблема налицо.

Многие ожидали от этого процесса притока в экономику Казахстана «новых умов и технологий», позитивного толчка для развития казахского бизнеса. Но реальность просматривается иная. «Умы и технологии» уезжают из России мимо Казахстана, потому как понимают, что шило на мыло менять – только время терять; уезжать из империи в ее колонию смысла мало, если ты реально «ум» и тебе хочется себя прислонить к чему-то большому и перспективному.

Казахстану достаются не «умы», а «зубы с рогами»…

Российский бизнес ведет себя в Казахстане ровно так, как и должен себя вести орк-завоеватель: тупо захватывает существующие казахские ниши, используя для этого заведомо бОльший ресурс, чем тот, каким может ответить казахский бизнес, засушенный чиновниками-коррупционерами.

Они не строят производств, не создают новых рабочих мест для казахов. Им достаточно получить вид на жительство, создать юридическое лицо, завести в него ресурс, повесить на свои российские фуры казахские номера – и вот он, антисанкционный путь, по которому подсанкционные материалы будут попадать в Россию.

Европа – Казахстан – Россия.

В том, как ведет себя Россия по отношению к Казахстану, нет ничего нового, если не считать сегодняшних масштабов. Точно так же Россия начала убивать казахское приграничное фермерство, как только возник «таежный союз»: пользуясь гораздо бОльшими масштабами производства и меньшей себестоимостью, демпинговала по всей линейке сельхозтоваров на приграничном казахском рынке. Казахские фермеры, при отсутствии поддержки своего государства и возможности расширять производство, снижая себестоимость, конкурировать не смогли…

Сейчас точно так же не сможет конкурировать с этим натиском и остальной казахский бизнес, особенно самый уязвимый, средний его сегмент.

Не стоит заблуждаться, полагая, что все прибывшие из России – «вынужденные переселенцы» от российской экономики. Путин забрасывает своих бизнес-орков в Казахстан, выполняя очередной этап ползучего поглощения, как это было сделано ранее в Беларуси. И если попытаться увидеть чуть больше, чем экономическая экспансия, то станет более понятным происходящее и в политике.

Станет очевидной связь между непонятными появлениями людей 9 мая в Алматы со знаменами СССР, портретами Берии и Сталина и и тем, как обращался к своим оркам путин: «товарищи офицеры»…

А если выделить в алматинской группе сторонников Берии-Сталина нескольких лиц в казахской парадной военной форме, причем явно военнослужащих действующей казахской армии, то умрут и сомнения в том, что данная акция является совместной, рашистко-казахской, на официальном уровне.

Со стороны Путина сейчас идет очевидная «советизация» и «политэкономизация» того пространства, которое он безапелляционно считает «своим».

Риторика официальных лиц из его свиты относительно территории Казахстана, «временно подаренной» Россией, и самого Путина о его войне в Украине — «мы воюем на своей земле», не случайный компонент этой политэкономической многоходовки с угадываемой концовкой…

На этом фоне вопросы «токаевского референдума», его маневры по «размежеванию с назарбаевым» — это даже не то, что советуют ему Карин с Сырымом. Это то, что «рекомендует» ему Путин. И в этом смысле продолжение «конструктива» с этой властью «январских убийц», без априорного определения их роли и меры ответственности – это путь в повторение.

Для активной оппозиционной части гражданского общества наступают еще более трудные времена. Это не предсказание – это анализ. Достаточно окинуть взглядом «выжженную» территорию, которую совсем недавно, до 24 февраля 2022 года, занимала российская оппозиция…

В стране, где совсем недавно могли наказать за призывы к войне – сейчас жестоко наказывают за призывы к миру. Наказывают за ЛЮБОЕ выражение несогласия с теми, кто «рулит». Не церемонясь.

Пачками вносят «антиоппозиционные» новации в законодательство, создавая для оппозиции эксклюзивное «прецедентное право», в том смысле, что на каждый прецедент гражданского протеста появляется законодательный запрет. А потом они следуют своей «букве закона». Жестоко и с наслаждением. Под улюлюкание потерявших разум орков.

Следуя логике сегодняшних событий, для защиты российских интересов в Казахстане Токаев будет и далее минимизировать возможности для публичного проявления протеста. Чем дальше будет заходить в Казахстан экономическая российская экспансия, тем больше будет запретов и наказаний для тех, кто реально протестует.

Глупо предполагать, что происходящее в Казахстане, в части его участия в антисанкционных мерах в пользу путинской России, останется незамеченным для экспертов, которые исследуют эти алгоритмы и технологии.

Сложно предположить, какими могут быть последствия этого «лавирования».

Но когда путинско-токаевский Казахстан станет бесполезен в этом качестве для путинской России — слетят все овечьи шкуры и приклеенные улыбки. Тогда мы узнаем, сколько людей готовы всадить нам нож в спину. Соотечественников и вновь прибывших, непрерывно прибывающих.

Если мы не будем к этому готовы – нас не станет. Как не стало в России. Нужно объединяться и быть едиными, несмотря ни на что.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

  +  58  =  65