После смерти главного фигуранта судебного процесса по делу «Казахгейта» Джеймса Гиффена мы опубликовали два материала, в которых рассказали о его тесной связи с бывшим президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, а также о самом уже подзабытом громком скандале, получившем название «Казахгейт».

 

Продолжая эту серию, вспомним репортажи «Республики» с судебного процесса по «Казахгейту».

Судебные заседания по делу «Казахгейта» проходили в Нью-Йорке в 2010 году. Журналист «Республики» был на них, и его репортажи выходили тогда и на портале, и в газете. Мы выбрали самые важные и публикуем их ниже.

"Казахгейт" возвращается на сцену
  • Тихон АЛЕКСЕЕВ   
  • Источник: Газета «Голос Республики» №03 (134) от 29 января 2010 года

9 февраля 2010 года в суде Южного федерального округа Нью-Йорка под председательством судьи Уильяма Поули-третьего начались слушания по делу S2 03 Cr.404(WHP) с названием «Власти США против Джеймса Гиффена». Но всему миру этот процесс известен под куда более простым названием – «Казахгейт». А сам Гиффен известен как «мистер Казахстан».

Джеймс Гиффен идет в суд. Нью-Йорк, 2010 год. Кадр с видео. Архив «Республики»

Именно так — «мистером Казахстан» — зовут героя, сыгранного артистом Тимом Блэйком Нельсоном в фильме «Сириана», снятом по мотивам документального бестселлера «Не вижу зла».

Автор книги — оперативник ЦРУ Роберт Баер — описывает Гиффена как человека, который имел в 90-е годы карт-бланш на представление казахстанских экономических интересов во всем мире.

Путь для любой западной компании в нашу страну лежал через кабинет «мистера Казахстан» в Нью-Йорке. И в данном случае Гиффен не был самозванцем (такое случалось, о чем мы расскажем в других публикациях), он действовал в полном соответствии с теми полномочиями, которые дала ему власть. Впрочем, те люди, которые делегировали ему эту монополию, не остались внакладе.

Согласно тексту обвинения, предъявленного Гиффену, он совершил незаконные платежи в пользу двух официальных лиц (в обвинении они определены как К1 и К2) за несколько проведенных сделок.

Это покупка в 1996 году компанией Mobil Oil 25% доли в Тенгизском месторождении, участие Mobil Oil в проекте Карачаганак, приобретение компанией Amoco’s в 1997 году доли в Каспийском трубопроводном консорциуме, приобретение компанией Texaco и другими нефтяными корпорациями доли в проекте Карачаганак, приобретение корпорациями Mobil, Phillips Petroleum и другими нефтяными компаниями прав на добычу нефти в казахстанском секторе Кас­пийского моря.

Общая сумма незаконных выплат по данным 2003 года составила  78 млн долларов.

В марте 2003 года Гиффен был арестован при попытке вылететь из Нью-Йорка. К этому времени у обвинения был серьезный козырь. Свою вину в мошенничестве и уклонении от налогов уже признал Брайан Вильямс — именно он отвечал в Mobile за казахстанские проекты. Перспективы дела выглядели вполне очевидными, и казалось, уже очень скоро можно будет назвать вещи своими именами. Именно так, как их на экране называли герои фильма «Сириана». Но жизнь в суде оказалась сложнее. На процессе начали происходить вещи невероятные. 

Взятки или плата ЦРУ?
  • Тихон АЛЕКСЕЕВ (Москва — Нью-Йорк)
  • Источник: Газета «Голос Республики» №05 (136) от 12 февраля 2010 года

…У здания суда на Манхэттене, где должен возобновиться процесс по делу экс-советника казахстанского президента Джеймса Гиффена, было холодно. Впрочем, это обстоятельство не испугало толпу репортеров и операторов, которые с камерами наперевес толпились у входа с колоннами.

Устами маршала

Здесь каждый день сенсация, пояснил нам пожилой маршал. Маршалы в США — это силовики, подчиненные департаменту юстиции. Стоят на страже закона в прямом смысле этого слова — тщательно охраняют все входы в здание суда. Но это не мешает им общаться и вообще лояльно относиться к журналистам. Сказывается, видимо, классовое чутье.

Дело в том, что суд Южного округа Нью-Йорка находится в финансовом районе города. В результате здесь рассматриваются все финансовые аферы, факты коррупции, взяток и банкротств и прочие «издержки» рыночной экономики. Судьи здесь считаются наиболее профессиональными в разрешении подобных исков.

«А у вас кто? Тоже какой-нибудь мошенник?» — дружелюбно спрашивает маршал. Я кратко (насколько это вообще возможно) излагаю ему историю «Казахгейта».

Собеседник понимающе кивает головой и резюмирует: «Да-да. Сначала они воруют, раздают взятки, а потом рассказывают, что все это делалось во имя государственных интересов». Глас народа.

Тем временем толпа репортеров хлынула к выходу из здания. Закончились слушания по очередному делу — коррупции в мэрии. Судя по количеству операторов (всех известных центральных и местных каналов), новость про коррупционера в городском совете Нью-Йорка обещала присутствовать во всех значимых выпусках теленовостей (при такой плотности освещения все телевидение Казахстана могло превратиться в круглосуточную трансляцию одной передачи — из зала суда).

Обвиняемый и его адвокаты быстро отвечают на вопросы журналистов и спешно покидают территорию. Так же мгновенно исчезают и толпы журналистов. Наступает невероятная для этих мест тишина. Даже знакомый маршал куда-то исчез.

Гиффена не ждите!

И вдруг чуть слышный шорох шин. К зданию суда подкатывает лимузин, из которого выходят несколько уверенных в себе мужчин и не менее уверенная девушка.

Вместе с ними в воздухе появляется очень хорошо уловимый запах денег. Больших денег.

Я узнаю Вильяма Шварца — адвоката Гиффена и его старого приятеля — и направляю камеру на всю прибывшую команду. Это застает адвокатов врас­плох. Они явно не избалованы вниманием местных СМИ.

«А вы, собственно, кто?» — задает вопрос Вильям Шварц. Ответ веселит его. «C чего это вдруг казахстанские массмедиа заинтересовались «Казахгейтом» и Гиффеном», — комментирует он с улыбкой.

Но видно, что такой поворот дела — неожиданный для него и для его коллег. Однако опытнейший профессионал быстро берет ситуацию под контроль. «Гиффена не ждите, его не будет», — сказал он с такой прямотой, что я даже немного испугался за судьбу некогда всемогущего советника Назарбаева.

Работа с документами

Вильям Шварц не обманул. Гиффен уже давно не ходит по судам. Для этого у него есть юридическая компания — Cooley Godward Kronish, представители которой взяли на себя груз многолетнего общения с представителями Фемиды.

Вильям Шварц — партнер именно этой фирмы. Он присутствовал в исторический момент ареста своего клиента в аэропорту в 2003 году. Ему же принадлежит план юридической защиты Гиффена. Поэтому сегодня он настоящий хозяин зала заседаний. Даже представители обвинения пытались заручиться у него поддержкой.

А поддержка гособвинению сегодня очень нужна. За последние годы вся команда обвинителей полностью сменилась. После первого же комментария прокуроров судья Поли выступил с гневной тирадой в адрес представителей государства (в этот момент реально начинаешь понимать и оценивать независимость судебной власти). Поли требует, чтобы прокуроры определились: либо они снимают обвинение, либо обеспечивают решение проблемы с документами.

Напомним, что Гиффен никогда не отрицал выплаты денег руководителям Казахстана — слишком уж очевидны были факты взяток, однако он настаивал на том, что платил по заданию ЦРУ. Следовательно, это были вовсе и не взятки. Видимо, Гиффен предлагает рассматривать эти платежи как оплату услуг, оказанных руководством страны руководству разведывательных служб США.

Команда Вильяма Шварца потребовала от ЦРУ представить документы, подтверждающие факт сотрудничества ЦРУ и Гиффена. Власти замялись, и дело фактически остановилось. Эта фактическая остановка затянулась на несколько лет. Сейчас документы представлены (или, по крайне мере, представляются), но темпы знакомства с ними Джеймса Гиффена оставляют желать лучшего.

Тем временем команда адвокатов снова перехватывает инициативу и теперь поднимает вопрос, о том, что затягивание процесса нарушает гражданские права их клиента. Легко понять, почему судья выходит «из берегов», когда в очередной раз слышит пассаж о том, что «обвиняемый работает с документами». На этот раз Поли потребовал, чтобы к началу марта у него на столе было письмо, в котором все стороны должны договориться и принять на себя обязательства закончить чтение документов к следующему заседанию.

На слушаниях, которые намечены теперь на 26 марта, судья Поли обещал никаких отговорок больше не принимать.

От редакции

На сегодняшний момент (речь идет о 2010 годе — ред.) существуют три сценария, по которым может развиваться это дело.

Первый вариант — это признание Гиффена агентом ЦРУ. Этот вариант будет означать свободу для Гиффена, но поставит власти Казахстана в удивительное положение. Мировая история не знает примеров столь открытой вербовки руководителей суверенных государств.

Второй вариант — это вариант обвинения. И он предполагает, что Гиффен проведет остаток жизни в тюрьме. Руководство Казахстана этим решением будет фактически признано взяточником, личные услуги которого оплачивали нефтяные корпорации США.

Третий вариант — это полный или частичный вариант развала дела. Это единственный вариант, который, по сути, устраивает власти Казахстана. Но он означает несмываемый позор для американской Фемиды.

По какому из сценариев будут разворачиваться события? На этот вопрос мы попытаемся ответить в следующей статье. Следите за нашими публикациями.

   Как начинался суд по «Казахгейту»
  • Тихон Алексеев (Москва — Нью-Йорк)
  • Источник: Газета «Голос Республики» №14 (145) от 16 апреля 2010 года

…К началу слушаний в Манхэттенском суде стороны пробирались огородами. Адвокат Шварц с командой подкатил на лимузине. Подсудимый Гиффен прошел через черный ход. А прокуроры появились в самый последний момент перед началом слушаний.

«С меня хватит», — примерно с таким словами обратился к судье адвокат Джеймса Гиффена Вильям Шварц на очередном заседании 13 апреля. В этот момент я действительно поверил, что ему надоело. Надоело защищать своего клиента от государства, которое обвинило его во взяточничестве, а теперь саботирует намерение адвокатов предъявить улики, которые позволят им защитить Гиффена.

Впрочем, сам Гиффен выглядел невозмутимо. Он как будто чувствовал свою правоту.

Еще более драматичным выглядело поведение в суде самого судьи, который развел руками, заявив: «Я и не знаю, что делать-то теперь». Так он охарактеризовал действия неких секретных ведомств США, которые так и не согласовали между собой разрешение Гиффену ознакомиться с документами. А это означает еще одну отсрочку для готовящегося процесса.

Впрочем, судья Вильям Поли лукавил. Он знает, что делать. И уже очень скоро огласил свое решение: если стороны не согласуют условия знакомства с документами, то он заставит все заинтересованные стороны сесть в одну комнату и будет держать их там, пока они не придут к согласию.

Получится что-то вроде выборов папы римского, выбирают которого также за закрытыми дверями, и до момента завершения самого выбора участники не могут покинуть помещение.

Секреты в тайной упаковке

Секреты уже стали главной фирменной особенностью дела о «Казахгейте». Сначала они выглядели невинной уловкой, к которой прибегли представители защиты Гиффена, дабы саботировать процесс. Но после эскапад Шварца такое объяснение уже не выглядит настолько простым.

Наблюдатели давно отметили небывалую секретность всего дела. Из двух сотен задепонированных по делу Гиффена документов для ознакомления доступно лишь около десяти. Как правило, это технические документы, в которых оговариваются даты будущих слушаний. По сути, даже обвинение Гиффену так и не было обнародовано в рамках дела S203 Cr.404 (WHP). Оно стало доступным для журналистов лишь после иска Джека Гринберга, независимого нефтяника из Колорадо, который пытался возбудить дело о коррупции казахстанских властей и заговоре, в котором приняли участие практически все крупнейшие нефтяные концерны.

Делу так и не был дан ход, но Гринбергу удалось вытребовать официальное обвинение, предъявленное прокуратурой США Джеймсу Гиффену. Теперь оно хранится в архивах дела 1:08‑cv-00301‑DB, где и доступно для ознакомления.

Как в условиях такой сек­ретности, граничащей с паранойей, проводить процесс — пока непонятно. Ведь с секретными документами должны будут как минимум ознакомиться и присяжные заседатели.

Также непонятно, кто же реально представляет в этом деле государство. Несмотря на попытки прокуроров оспорить шумные обвинения Шварца, выглядели они явно обескураженными. Обвинители оказались не готовы к такому откровенному саботажу со стороны «коллег» из силовых структур.

Перед самым началом слушаний Шварц передал команде прокуроров некий пакет, содержание которого явно стало сюрпризом для Стивена Ритчена. На вопрос, что происходит, одна из адвокатов Гиффена сделала страшное лицо: «Это секрет». Еще один секрет в этом и без того тайном деле.

Как взятки становятся большой политикой

Напомним, что вопрос о том, передавались ли президенту Казахстана деньги западными компаниями за участие в выгодных концессиях, суд в Манхэттене не обсуждает. Это установленный факт. Стороны лишь не согласны с квалификацией выплаченных сумм. Прокуратура называет их взятками, а Гиффен и его команда считают, что это была спецоперация неназванных спецслужб. Для Гиффена различия в определениях означают выбор между тюрьмой и свободой.

Но каков выбор для властей Казахстана? Или даже правильнее переформулировать вопрос. Что обиднее для «Акорды» — получить просто взятку или же получить платеж, санкционированный спецслужбой другого государства?

Первым, конечно, удивить кого-нибудь у нас в стране сложно. Но вот со вторым сталкиваться еще не приходилось. Осталось лишь узнать, что же за секреты требует обнародовать Гиффен.

Впрочем, вряд ли Назарбаев или кто-то еще из нашего истеблишмента продавали американским спецслужбам секретную информацию. Скорее всего, они просто пользовались выделенными «бонусами», не отдавая себе отчета в том, что в большой политике «просто взяток» не бывает.

Спецслужбы всегда и везде пытаются спровоцировать политиков других стран на безответственные действия, чтобы потом использовать полученный компромат для требования серьезных политических уступок. Но, видимо, нашим властям было не до азов большой дипломатии, когда перед глазами бывших партийных руководителей начали мельтешить миллионные суммы.

И все-таки ужасно интересно, что же за информацию предоставил бывший советник Назарбаева секретным службам США? Одна надежда, что судья Вильям Поли заставит всех заговорить. Следующее слушание будет в июне.

Подписывайтесь на "Республику" и узнавайте первыми самые важные новости. Все наши материалы - расследования, интервью, репортажи - вы будете получать сразу после их публикации на портале.

Гиффен шпионил за Назарбаевым
  • Тихон Алексеев (Москва-Нью-Йорк)
  • Источник: Газета «Голос Республики» №17 (148) от 14 мая 2010 года

27 апреля 2010 судья Уильям Поли выпустил директиву, согласно которой власти США обязаны обеспечить допуск обвиняемого Джеймса Гиффена к секретным документам или представить обоснования относительно того, почему этого сделать нельзя.  Но вряд ли у них есть такие обоснования, иначе они были бы уже давно обнародованы. На протяжении последних лет «Казахгейт» затягивался исключительно методом волокиты, основанием для которой стал специальный закон* об использовании в суде секретных документов.

*Закон об использовании в судах США засекреченных материалов — The Classified Information Procedures Act or (CIPA) — был принят в 1980 году специально для того, чтобы оградить суды от всевозможных вариантов шантажа со стороны подсудимых, которые, располагая государственной тайной, могли потребовать от обвинения прекращения преследования в обмен на неразглашение в суде гостайны, которая (предположительно) могла бы быть использована для защиты обвиняемого. Именно поэтому CIPA довольно жестко регулировал процедуру предъявления в суде подобного рода материалов. 

Собственно, в категорию «секретных» попали документы, содержащие информацию, переданную Гиффеном спецслужбам США, либо те запросы, которые спецслужбы передавали ему. Другими словами, Гиффен хорошо информирован о содержании этих документов. Но как вообще в деле о взятках появились «секретные протоколы»?

Это предмет отдельного расследования.

Глупость или измена?

Напомним, что 10 января 2005 года защита Гиффена представила в суд так называемый proffer — новые доказательства невиновности их подзащитного. В них утверждалось, что Гиффен своевременно информировал руководство спецслужб США обо всех своих действиях, когда снабжал их информацией разведывательного характера.

С самого начала эта позиция рассматривалась как защитная стратегия, разработанная адвокатами Гиффена. Не отрицая такой возможности, мы тем не менее не считаем это объяснение достаточным. Начнем с того, что судьи в США крайне не любят неожиданных поворотов. Для резкой смены стратегии защиты у адвокатов, делающих такой ход, должен быть серьезный мотив. Очень серьезный. Или им просто несдобровать. Именно поэтому надо сразу отбросить вариант с «блефом». Адвокаты Гиффена — очень серьезные люди.

Познакомившись с судебным досье процесса, которое нам представил Джек Гринберг, мы можем утверждать, что Гиффен действительно выполнял шпионские функции, информируя спецслужбы США о секретных аспектах внутренней и внешней политики Казахстана (подробнее об этом см. выноску «Секретная часть «Казахгейта»).

То есть, пользуясь своим положением доверенного финансиста президента Назарбаева, Гиффен получал конфиденциальную информацию, которой потом и делился со своими кураторами в спецслужбах США.

Какая функция была отведена при этом президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву? Фактически — информатора. По некоторым данным, еще в 90-е годы российские спецслужбы предупреждали окружение Назарбаева о том, что Гиффен, мягко говоря, работает не только на него. Но эту информацию в Астане предпочли игнорировать. Куда важнее было иметь Гиффена в качестве источника денег для повышения материального благополучия —собственного и членов своей семьи.

Встречи времен перестройки

У российских спецслужб действительно были основания подозревать Гиффена в шпионаже. Дело в том, что (и это следует из документов судебного дела) Гиффен регулярно информировал спецслужбы США обо всех своих контактах еще со времен своего сотрудничества с СССР. Но если до второй половины 80-х такие контакты были скорее эпизодическими и малоинформативными, то с началом перестройки количество отчетов резко увеличивается.

Так, в декабре 1984 года, например, Гиффен написал подробный отчет о своих встречах с Михаилом Горбачевым, заместителем министра внешней торговли Владимиром Сушковым, а также несколькими сотрудниками знаменитого международного отдела ЦК КПСС (наследником Коминтерна) — Владимиром Загладиным, Дмитрием Лисоволиком и Станиславом Меньшиковым. На этих же встречах присутствовали руководители Международного еврейского конгресса Эдгар Бронфман, Израэль Зингер и Стивен Гербиц. О том, что они действительно имели место, пишет в своих воспоминаниях Станислав Меньшиков, который утверждает, что на них обсуждались перспективы прямого выезда советских евреев.

Какое отношение к этой тематике имел Гиффен, можно лишь предполагать. Но Эдгар Бронфман был чрезвычайно влиятельной фигурой в мировом бизнесе, в том числе владел одно время большим пакетом акций в корпорации Conoco (известной своим участием в серии взяток, выплаченных на счета высокопоставленных чиновников Казахстана).

К слову сказать, будущее у многих из этих участников оказалось весьма непростым.

  • Владимир Сушков уже в 1986 году оказался в тюрьме за откаты, которые он получал за заключенные контракты (человек чуть-чуть опередил «свое» время).
  • Дмитрий Лисоволик, долгое время возглавлявший группу США в международном отделе (эта группа финансировала деятельность компании США и других близких к ней организаций), выпрыгнул из окна своей квартиры на 14-м этаже 17 октября 1991 года.
  • Станислав Меньшиков был «просто» уволен из международного отдела спустя две недели после контактов с Гиффеном.
  • Эдгар Бронфман прославился в 90‑е годы тем, что смог добиться выплаты огромных компенсаций от швейцарских банков в пользу еврейских организаций. Но спустя тридцать лет своего руководства ему пришлось оставить свой пост после грандиозного скандала и публичных обвинений Израэля Зингера в воровстве своих денег.

В общем, надо признать, Гиффен умел заводить знакомых.

Новые связи — новая информация

После крушения СССР Джеймс Гиффен так и не смог закрепиться в России. Но он сумел найти себе новых друзей в руководстве Казахстана. И поток информации в спецслужбы США выходит на принципиально новый уровень. В частности, включает переписку Гиффена с Назарбаевым и даже записи из его телефонной книжки.

В списке документов, которые защита требует представить в качестве доказательства шпионажа Гиффена, упомянуты его доклады об уровне военной подготовки Казахстана, системах вооружения, мерах по обеспечению безопасности и особенностях борьбы с терроризмом. То есть Гиффен регулярно информирует своих американских «собеседников» о внутренней кухне внешнеполитической стратегии Казахстана.

Особенное значение для защиты имеет группа документов, в которых Гиффен подробно информирует спецслужбы США обо всех фактах коррупции в высших слоях Казахстана. Упомянуты и те из них, в которых Гиффен рассказывает о реакции руководства страны на начавшееся в Швейцарии и США расследование. Эти документы, по мнению защитников, должны доказать, что власти США были отлично информированы о том, что происходит в стране.

Гиффен, как упоминается в документах, представленных в суде, подробно описывал, как глава Казахстана лично настаивал на открытии секретных счетов, переводе туда денег и обеспечении режима секретности всей операции.

Всю эту информацию Гиффен сразу передавал в Вашингтон.

Для того чтобы доказать, что эти сведения представляли ценность, адвокаты приводят описание одного из документов (сам документ остается секретным), в котором правительство США благодарит Гиффена за представленную информацию по Каспию и другим элементам энергетической стратегии Казахстана и характеризует представленные сведения как крайне важные. Там же говорится и о необходимости обеспечить защиту Гиффена от раскрытия из-за того, что источник предоставленной информации может быть легко вычислен.

Гиффен умело «продавал» американцам свою близость к президенту Казахстана, фактически же он продавал им своего агента, который в свою очередь получал от Гиффена совершенно конкретные материальные блага.

Ситуация выглядит крайне двусмысленно. Но именно так обычно и происходит, когда какие-то тайные политические интересы сочетаются с банальной корыстью. История знает много примеров такого сочетания. Относительно недавно, во второй половине 80-х годов, в мире грохотал скандал «Ирангейт». Тогда выяснилось, что проводившиеся в тайне продажи израильских ракет Ирану и перевод вырученных денег на финансирование латино­американских «контрас» позволили незаконно обогатиться совершенно конкретным людям.

Интересно, представлял ли себе Первый секретарь ЦК КПСС Казахстана, что не пройдет и десяти лет, как он окажется в центре подобного скандала? Не иначе как в страшном сне.

Опасные последствия

Изучение досье «Казахгейта» позволило нам сделать крайне неприятное для нынешней власти Казахстана открытие.

Когда в США «волынят» «Казахгейт», они уже не пытаются таким образом сохранить свои отношения с властями Казахстана. Все что нужно и даже больше, чтобы скомпрометировать наших госчиновников, уже опубликовано в деле. В любой другой стране этого было бы более чем достаточно как минимум для начала независимого расследования.

Саботаж в США связан именно с тем, что никто в администрации не хочет нести ответственность за новый вариант «азефовщины». Речь идет об одном из эпизодов истории Российской империи, когда руководитель боевой организации партии эсеров был одновременно и агентом охранки и фактически информировал последнюю о своих собственных приготовлениях. Та история закончилась невероятным скандалом как для революционеров, так и для департамента полиции. Проиграли тогда все: эсеры были вынуждены закрыть свою «боевку», департамент полиции был скомпрометирован, а сам Азеф скрывался в Германии.

Гиффен, судя по документам, действительно информировал о том, какие деньги и на какие счета он переводит. И он не был простым информатором, через руки которого проходили секретные платежки. Он фактически превратился в шефа тайной финансовой канцелярии Казахстана, по ходу сделав президента Казахстана своим информатором (!).  

Секретная часть «Казахгейта»

 

Заметим в скобках, что, несмотря на уже упомянутые процедуры, предохраняющие раскрытие государственных секретов в суде, в досье «Казхгейта» попали документы, в которых в общем виде описывается деятельность Гиффена в качестве шпиона.

 

«Чувствительная» для американцев информация в этих документах тщательно вымарана. Но вот то, что может представлять интерес для отечественного читателя, далеко не всегда. В частности, в описании тех документов, которые требует защита Гиффена, содержится описание той информации, которую Гиффен предоставлял американцам.

 

Правильность этих описаний подтверждается и письменными решениями, которые выносил судья Уильям Поли после знакомства с уже представленными в суд материалами.

«Казахгейт»: судьба президента
  • Автор: Тихон АЛЕКСЕЕВ, Нью-Йорк – Москва
  • Источник: Газета «Голос Республики» №26 (157) от 13 августа 2010 года

Нью-йоркский банкир и юрист Джеймс Гиффен, проходивший по нашумевшему делу о даче многомиллионных взяток руководству Казахстана за право добывать нефть на Каспии и уклонении от налогов, 6 августа признал себя виновным в сущем пустяке и отделается, видимо, легким испугом. «Это довольно бесславный конец столь знакового уголовного дела», – сказал юрист Ричард Кассин в комментарии Би-би-си.

В ноябре этого (2010) года, видимо, будет вынесено окончательное решение американского суда, и тогда можно будет считать, что в деле «Казахгейта» перевернута последняя страница.

Само же расследование, напомним, началось еще в конце 90-х годов, но своего пика дело достигло в 2003 году, когда обвинения были предъявлены Джеймсу Гиффену и он был арестован в нью-йоркском аэропорту. На протяжении последующих семи с половиной лет дело с перерывами слушалось в суде Южного Манхэттена в Нью-Йорке.

Изначально предполагалось, что процесс пойдет быстро, эффективно. Но уже очень скоро защитникам Гиффена удалось фактически парализовать его, заявив, что в тот момент, когда их клиент передавал взятки руководству Казахстана, он на самом деле выполнял задания ЦРУ и других американских спецслужб. Изначально это заявление выглядело смехотворной попыткой защиты просто затянуть процесс. Но уже очень скоро выяснилось, что Гиффен действительно снабжал государственных представителей США конфиденциальной информацией, которую он получал, занимая пост советника Назарбаева. И что силовые структуры совсем не хотят предъявлять суду те документы, которые требовала от них команда Гиффена. В этот момент также стало ясно, что взятки были лишь одной стороной в этом деле.

Нефть за два снегохода?

Сейчас, на 6 августа 2010 года, это «грозное дело» сведено всего к двум эпизодам. The Mercator Corporation, компания, созданная и управляемая Гиффеном, признала себя виновной в том, что она незаконно заплатила деньги «государственному чиновнику высокого уровня».

Согласно пресс-релизу, опубликованному Министерством юстиции США, три официальных лица в правительстве Казахстана имели возможность оказывать серьезное влияние на бизнес этой компании, которая помогала в заключении контрактов на продажу нефтяных и газовых месторождений Казахстана.

Будучи зависимой от их настроений, указывается в пресс-релизе со ссылкой на материалы расследования, и рассчитывая на сохранение своих выгодных позиций, Mercator приобрела в ноябре 1999 года два снегохода, которые были отправлены в Казахстан «одному из официальных лиц».

В своих комментариях Министерство юстиции, как видим, чрезвычайно осторожно, хотя в ранее представленных суду материалах получателем злополучных снегоходов прямо назывался Нурсултан Назарбаев.

В тех документах назывались и другие многочисленные подарки и суммы денег, о которых подробно писала пресса (в том числе и наша газета). Но сегодня дело выглядит так, как будто все нефтегазовые контракты по каспийской нефти 90-х годов были заключены потому, что президент и его жена получили в свое пользование эти самые два снегохода. За это Mercator ожидает штраф в размере 2 миллионов долларов.

Одновременно с Mercator признал себя виновным и Джеймс Гиффен — в том, что  не отразил  в своей налоговой декларации  наличие счета в швейцарском банке, который был открыт на имя корпорации Condor Capital Management, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. В документах следствия Гиффен действительно фигурирует как владелец компании Condor, которая получила часть взятки, выплаченной за сделку по Карчаганаку. За это  Гиффена ждет штраф в 25 тысяч долларов и максимум год тюремного заключения.

Первая мысль, которая пришла в голову всем наблюдателям и экспертам, следившим за «Казахгейтом»: бесславный конец этого процесса - полное поражение системы американского правосудия. А Стив Левин, автор книги об истории освоения каспийских месторождений в 90-х годах, и вовсе считает это победой американских силовиков, сумевших захватить власть в Вашингтоне и во всей стране в последние годы.

Действительно, сведение дела, которое велось на протяжении семи лет, к признанию двух совершенно незначительных эпизодов выглядит полным абсурдом. Но опыт показывает, что следует всячески воздерживаться от сведения к абсурду смысла всего происходящего в политической и экономической жизни.

Механика отказа

По информации, полученной нами от хорошо информированного наблюдателя, главной проблемой «Казахгейта» стало отсутствие взаимопонимания между ключевыми игроками этого процесса — департаментом юстиции, госдепартаментом и ЦРУ. У департамента юстиции, согласно инсайду, сейчас просто нет достаточных ресурсов для ведения такого сложного дела. В свою очередь госдеп только в страшном сне готов увидеть, как прокуроры на процессе будут открыто обвинять президента Казахстана в коррупции. А в том, что это произошло бы, у юристов сомнений никаких нет.

Вопреки постоянным утверждениям властей о том, что «Казахстан не имеет никакого отношения к «Казахгейту», все материалы дела говорят о том, что Джеймс Гиффен был лишь передаточным звеном в цепочке взяток от нефтяных концернов к властям Казахстана. Но, считает наш источник, доказать это в суде силами нынешних прокуроров будет нелегко.

Как ни странно это может звучать для отечественного уха, в США государство старается избегать участвовать в процессах, где есть большой риск того, что дело развалится в суде. В данном случае, по мнению нашего источника, в Минюсте считают, что в штате прокуратуры просто нет людей, способных эффективно противостоять защите Гиффена. Его личный приятель и адвокат Вильям Шварц сам много лет проработал в прокуратуре и очень хорошо знает всю кухню. И есть риск, что он сможет вообще развалить все дело. То ли дело в Казахстане: государство может позволить себе вообще не беспокоиться о качестве обвинения — судья «доведет его до нужной кондиции».

Но помимо человеческого капитала большую роль в оппортунистическом решении по «Казахгейту» сыграло категорическое нежелание спецслужб представлять свои материалы в суде. С одной стороны, имелся шанс засветить свои контакты и связи, а с другой — могли всплыть неприглядные факты. Ведь нет особых сомнений в том, что Гиффен действительно информировал представителей государства о взятках в Казахстане на политическом олимпе.

Так образовалась мощная коалиция сил, которые по совершенно разным причинам не хотели продолжения процесса.

Дамоклов меч «Казахгейта»

Фактическое завершение открытого процесса не означает, что информация по «Казахгейту» будет сдана в архив. С точностью до наоборот именно сейчас эта информация сможет полностью использоваться для «работы» с нынешним руководством страны. И здесь возможны самые разные варианты.

Первый и самый очевидный предполагает использование мощной системы скрытого давления на Казахстан через компромат на его лидера. В этом состоит абсурд авторитарной системы политической власти. В нормальной ситуации обнародование даже сотой части той информации, которая уже была опубликована, заставило бы уйти лидера в отставку просто потому, что такие компрометирующие факты делают президента слишком уязвимой фигурой для внешнего давления. И возможность обнародования такой информации всегда сохраняется, даже в рамках нынешнего, казалось бы, законченного дела.

Наблюдатели уже отметили этот факт: сделка американского правосудия с Гиффеном не означает, что если ее участники признали некоторые пункты обвинения, то они оспаривают остальные ее части. Другими словами, дело «Казахгейта» всегда можно будет заново «приоткрыть» в той самой его части, где фигурируют собственно руководители Казахстана. И не исключено, что в окончательном тексте обвинения, которое будет рассмотрено в нью-йоркском суде в ноябре, коррупция казахстанских чиновников будет отмечена как факт. И это станет миной замедленного действия.

Другой вариант развития ситуации предполагает грядущую отставку нынешнего президента Казахстана. Для этого Нурсултан Абишевич должен получить индульгенцию на свободное будущее (в прямом смысле этого слова) от всех возможных юрисдикций. И полученной им защиты в рамках закона о Лидере Нации явно недостаточно, так как Назарбаев не хочет ограничивать свою свободу территорией Казахстана.

«Казахгейтский вердикт» — одна из таких гарантий.

Насколько он надежен сам по себе? Как уже отмечено выше, не слишком. Но к нему могут прилагаться и всякие скрытые гарантии, о которых публика может быть не осведомлена. Слабость этого варианта развития событий очевидна: даже самые твердые гарантии, выданные сегодня, завтра могут быть отменены. И с мечтой о свободе передвижения придется расстаться.  Вряд ли в «Акорде» не понимают всей рискованности подобного рода сделок.

«Завершение» «Казахгейта» позволяет нам утверждать лишь одно — судьба Назарбаева находится явно в чужих руках. Какими бы законами и сделками это будущее не регулировать.

Гиффен шпионил в пользу США
  • Автор: Тихон АЛЕКСЕЕВ
  • Источник: Газета «Голос Республики» №41 (172) от 26 ноября 2010 года

Десятилетний процесс «Казахгейт» завершился сенсационным приговором. Федеральный судья Уильям Поли решил, что бывший советник казахстанского президента и американский гражданин Джеймс Гиффен был… источником ценной информации для правительства США. Попросту говоря, «работал» шпионом и сливал ЦРУ все, что узнавал от Назарбаева.

В итоге судья обязал Гиффена уплатить взнос на судебные расходы в сумме 25 долларов, а его корпорацию — штраф в 32 тысячи. Обвиняли же его, напомним, в даче многомиллионных взяток высшим должностным лицам Казахстана и даже арестовывали, чтобы потом выпустить под залог в 10 миллионов.

Агент «007» вчера и сегодня

«Он настоящий герой и патриот своей страны». Такую оценку дал судья Уильям Поли Джеймсу Гиффену, представлявшему интересы Казахстана на всех переговорах с иностранными нефтяными концернами.

По мнению участников тех событий, Гиффен фактически превратился в «теневое министерство иностранных дел Респуб­лики Казахстан», и для того чтобы выйти на выгодный контракт, нужно было встретиться с этим господином. Именно поэтому в США он получил прозвище «Мистер Казахстан», а в самом Казахстане — статус советника и дипломатический паспорт.

Но судья Поли вовсе не имел в виду казахстанский патриотизм мистера Гиффена. На протяжении всей своей коммерческой карьеры Джеймс Гиффен последовательно отстаивал интересы только одного государства — США. Об этом с огромным энтузиазмом и вещал судья Поли на завершающем судебном заседании.

«Все присутствующие в зале были просто поражены такой открытой позицией судьи», - делится своими впечатлениями Стив Левин, американский журналист, потративший несколько лет на расследования всех хитросплетений жизни Джеймса Гиффена и написавший об этом книгу «The Oil and the Glory: The Pursuit of Empire and Fortune on the Caspian Sea». По сути, это самое полное на сегодняшний день описание схватки за каспийскую нефть.

 

По его мнению, то, что многие считают поражением правосудия, на самом деле является победой национальной идеи.

 

«Гиффена никто не заставлял предоставлять ценную информацию структурам национальной безопасности США, он делал это самостоятельно и по собственной доброй воле», — уверен Левин.

 

Зачем он это делал, будучи советником главы другого государства? «Многое объясняется личностными характеристиками самого Гиффена, - смеется Левин, - ему просто нравилось представлять себя таким Джеймсом Бондом».

 

Не исключено, что в будущем мы сможем насладиться очередным сериалом, в котором герой дурачит алчного правителя какой-нибудь «Евразианы». Именно поэтому, по мнению Левина, нет ничего удивительного в том, что судья настолько безоговорочно принял позицию Гиффена — позицию патриота своей страны. «Он просто убедил его в своей правоте», — уверен Левин.

 

Был ли Гиффен настоящим шпионом или просто красовался, под стать своему кинематографическому тезке? «Этот вопрос журналисты Казахстана должны адресовать президенту своей страны, и я бы очень хотел, чтобы такой вопрос они задали», - улыбается американский журналист.

Его коллегам из Казахстана, впрочем, не до улыбок. Задать такой вопрос сегодня Назарбаеву —это равносильно самоубийству. Именно поэтому и сам процесс, и решение по нему окутаны плотной завесой молчания.

Доверие оптом и в розницу

Напомним читателям, что «Республика» пришла к выводу о том, что возможны два варианта исхода этого судебного процесса, задолго до его завершения. И оба они больно били бы по «Акорде».

В первом случае Гиффен признавался бы организатором взяток. Он сел бы в тюрьму, но у общества не было бы сомнений в том, кому эти взятки передавались. Тем более что документы обвинения, представленные еще на ранней стадии процесса, не оставляли на этот счет никаких сомнений. Именно поэтому «Казахгейт» и представлялся таким простым делом.

Впрочем, нынешнее решение суда, согласно которому Гиффен оказался виновен лишь в том, что «напутал при заполнении налоговых декларации», а его фирма Mercator подарила два снегохода казахскому истеблишменту, не предполагает отречения от самого факта дачи взяток. Защитники Гиффена никогда и не опровергали в суде этого факта. Они лишь настаивали на том, что это были не взятки, а «платежи, одобренные властями США».

Вот именно с этой версией, по сути, и согласился суд. Таким образом, вторая версия, предполагающая, что Гиффен действовал как агент США, просто перекрывает первый сценарий. И именно ее выбрал суд.

Что имеем мы в сухом остатке? О том, что взятки были, лучше всяких судебных документов говорит сам факт существования фонда поддержки детей из малообеспеченных семей «Бота», созданного, как известно, на деньги, конфискованные на швейцарских счетах. А о том, что Гиффен был агентом США, говорит судья Вильям Поли.

Какой из этого следует вывод? Если формулировать его предельно жестко: агент Гиффен покупал доверие «Акорды» оптом, а потом торговал им в розницу. Неплохая бизнес-модель. И, как выясняется, она оказалась беспроигрышной.

Назарбаев и Гиффен

Конечно, надо принять во внимание «ужасные моральные издержки» (цитата из речи Поли), которые понес «гражданин Казахстана» Джеймс Гиффен за все годы слушаний «Ак орды». Но учтем также тот факт, что за решеткой за все это время он провел всего лишь одну ночь —в 2003 году после знаменитого ареста в аэропорту Нью-Йорка.

Другому действующему лицу скандала, топ-менеджеру корпорации Mobil Брайану Уильямсу, повезло существенно меньше. Он признался в неуплате налогов с полученных взяток и отсидел в тюрьме 46 месяцев.

Гиффен же с признаниями не торопился и победил.

Про МиГи слил Гиффен?!

На первый взгляд может показаться, что «Акорда» вышла из «Казахгейта» без особых потерь. Такой вывод сегодня выгоден прежде всего разведслужбам США. Безусловно, они обладают весьма значительным информационным досье на Назарбаева. А информация, как известно, помогает решать проблемы самого разного порядка. Особенно если она публично не была обнародована.
Именно поэтому разведслужбы не пошли на сотрудничество с право­охранительными органами США и отказались представлять информацию о своем сотрудничестве с Гиффеном.

То, что такое сотрудничество имело реальные плоды, признает и американский журналист Стив Левин.

«По моим данным, именно Гиффен передал информацию властям США о продаже Казахстаном 30 МиГов Северной Корее», — говорит Левин.

Эта сделка наделала много шума в 1999 году. Тогда новостные агентства сообщали, что казахстанские следы МиГов удалось обнаружить южнокорейской разведке. Наши власти даже начали расследование, в результате которого министр обороны Казахстана и глава национальной безопасности были оперативно сняты с постов. Представитель КНБ тогда заявил, что среди виновников есть высокопоставленные чиновники, а также иностранцы, проживающие за границей. Ну вот теперь стало известно, кто сообщил об этой сделке. Человек, на защиту которого «Ак орда» бросила лучшие силы.

Неприятная паралель

Мировая история не знает столь ярких примеров раскрытого предательства в ближайшем окружении глав государств. Самый близкий по времени пример — «афера Гийома»*.

*Гюнтер Гийом был простым референтом федерального канцлера ФРГ Вилли Брандта и одновременно шпионом ГДР. 24 апреля 1974 года Гийом был разоблачен, а спустя 12 дней Вилли Брандт был вынужден уйти в отставку.

Ситуация с Гиффеном «несколько» отличается от истории с Гийомом. Например, тем, что, по некоторым данным, о «странных связях» Гиффена российские спецслужбы информировали «Ак орду», но у той, видимо, были куда более веские основания доверять Гиффену. Скажем так, ценные основания.

КСТАТИ

 

Именно Джеймс Гиффен способствовал приобретению 50% акций Тенгизского месторождения американской компанией Chevron. Об этом мы расскажем в следующей публикации.  

 

Первые две статьи серии «Вспомним «Казахгейт» читайте по ссылкам ниже:

 

Умер Гиффен. Фигурант «Казахгейта», друг Назарбаева и агент ЦРУ

Шубы, лодки, снегоходы для Назарбаева. Вспомним «Казахгейт»

Подписывайтесь на "Республику" и узнавайте первыми самые важные новости. Все наши материалы - расследования, интервью, репортажи - вы будете получать сразу после их публикации на портале.

 

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»!

 

 

Можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887. И есть еще несколько способов – на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

5  +  2  =