История создания и развития национального оператора связи говорит о том, что тот, кто владеет этой бизнес-монополией, легко может претендовать и на монополию политическую. В Казахстане именно так чуть было и не произошло.

В связи с вынесением в Астане обвинительного приговора племяннику первого президента РК Кайрату Сатыбалды по делу, связанному с хищениями в «Казахтелекоме», мы решили вспомнить наше недавнее исследование на тему того, кто «рулит» на казахстанском рынке телекоммуникаций и благодаря кому пришли в страну зарубежные компании. Это важно, ведь в таких авторитарных государствах, как Казахстан, тот, кто владеет связью, в итоге управляет и всей страной. (UPDATE 30 сентября 2022 года)

Предисловие. Как были сорваны маски

Расследование «Радио Азаттык» о том, что единственным учредителем люксембургской Skyline Investment Company S.A., владеющей более чем 24% акций казахстанской нацкомпании «Казахтелеком», является старший племянник первого президента РК Кайрат Сатыбалды, это классическая информация из категории «Unknown Known». Другими словами, мы это предполагали, но не имели формального подтверждения.

Приведем несколько цитат, чтобы было понятно, о чем идет речь:

«Казахстанец Кайрат Сатыбалдыулы указан единственным учредителем офшорной фирмы Skyline Investment Company S.A., владеющей более чем 24 процентами акций казахстанской телекоммуникационной компании «Казахтелеком», следует из документов люксембургского реестра LRB. Имя, фамилия, дата рождения учредителя полностью совпадают с персональными данными племянника бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

 

«Казахтелеком», монополист на казахстанском рынке телекоммуникационных услуг, ранее заявлял, что среди его совладельцев есть люксембургская компания, но не раскрывал конечных бенефициаров. Информация о Кайрате Сатыбалдыулы стала доступной благодаря тому, что Люксембург обнародовал данные о собственниках зарегистрированных в этом европейском государстве компаний.

 

Люксембург на протяжении многих лет хранил в тайне информацию о зарегистрированных в стране офшорных компаниях. Но три года назад Европейский союз в рамках борьбы с отмыванием денег обязал государство рассекретить сведения.

 

Информация о капитале, прибыли и убытках офшорной компании указана в тенге — национальной валюте Казахстана. По данным финансовой отчетности за 2018 год, совокупные активы Skyline Investment Company S.A. превысили 87 миллиардов тенге (по курсу того времени около 266 миллионов долларов), убытки составили 21 миллион тенге.

 

25-процентный пакет акций «Казахтелекома» оказался в руках люксембургской компании в 2018 году, после передачи ей ценных бумаг компанией одного из богатейших бизнесменов Казахстана Александра Клебанова. Сделка разрешена правительством, которое тогда возглавлял Бакытжан Сагинтаев».

Мы еще несколько лет назад писали о национальной компании «Казахтелеком» и тайнах, окружающих ее частных акционеров. Вначале в закрытой в 2016 году «Республике», потом на портале KZ.expert. Во всяком случае сомнений в том, что именно клан Назарбаевых контролирует нацмонополию на рынке услуг связи, у нас точно не было с 2016 года (мы подробнее расскажем об этом ниже).

При этом мы всегда понимали — речь идет не просто о бизнесе, пусть и в национальном масштабе. Борьба за контроль над национальной монополией связи отражает ход и логику войны за власть — всю власть в стране.

Да, главными командными высотами в экономике страны считаются сырьевые корпорации, которые тесно связаны с мировыми рынками капитала и сбыта. Они же позволяют интегрировать в мировую систему личную жизнь нацэлиты. Но как показывает опыт Казахстана последних десятилетий, такая интеграция может оказаться роковой, так как неизбежно засвечивает любые финансовые потоки и существенно ограничивает их использование теми, кто их контролирует.

Преимуществом же «Казахтелекома» является его способность генерировать доходы на внутреннем рынке, что позволяет свободно использовать их на любые цели, в том числе политические. А что еще более важно, у национальной монополии на связь есть «кнопка» — возможность включать и выключать связь в стране и контролировать любые коммуникации. В определенные моменты именно это может стать решающим аргументом в схватке за власть.

Неестественная монополия

В Казахстане огосударствление всегда имеет персонализированный характер. Это особенно наглядно видно на примерах перераспределения госсобственности в интересах того или иного лица или группы влияния. В данном случае речь идет о рынке связи и телекоммуникаций.

«Казахтелеком» изначально задумывался как монополия, принадлежащая государству, но контролируемая частными лицами. Только так можно было решить проблему управления огромным хозяйством разных госпредприятий, подведомственных Министерству связи РК, включенных в 1994 году в состав национальной акционерной компании специальным решением правительства.

Понадобилось три года для того, чтобы немного «причесать» это хозяйство и трансформировать компанию в открытое акционерное общество. В такой форме «Казахтелеком» существует с 20 февраля 1997 года.

Большая часть капитала этого общества сохранилась в собственности у государства, но миноритарный, хотя и весьма весомый пакет, таинственным образом оказался тогда в руках группы бизнесменов, владельцев ныне уже не существующего «Казкоммерцбанка». Такой была тогда ставка Акорды — на молодые, талантливые, но контролируемые национальные кадры.

Сделать из советского монстра современную корпорацию было сложно. Единственным выходом в той ситуации было создание новых драйверов роста, роль которых должны были выполнять частные компании с участием иностранного капитала, толкающие новые направления бизнеса. Полигоном на этом направлении стал рынок сотовой связи — главное направление вложения капиталов в 90-е во всем мире.

Золотой телефон для влиятельных партнеров

История сотовой связи в Казахстане началась в 1994 году, практически одновременно с созданием «Казахтелекома». В сентябре 1994 года в стране была запущена в коммерческую эксплуатацию сеть сотовой связи «Алтел». 

Ее управлением и обслуживанием занималось британско-казахское СП «Beset International», где с казахской стороны партнером выступило ЗАО «Казахтелеком», предоставившее доступ к местной СТОП (сети телекоммуникаций общего пользования), с британской — Wireless Technology Corporation Ltd., вложившей в предприятие 20 млн долларов США.

Эти инвестиции осуществлялись через инвестиционную компанию PLD Telekom, Inc, созданную специально для экспансии на новых рынках стран бывшего СССР. Полный состав инвесторов этой компании неизвестен, но крупными пакетам в ней владели британский телекоммуникационный гигант Cable & Wireless (30%), а также News Corporation Руперат Мердока (38%). Впоследствии PLD Telekom оказался в собственности Metromedia International Group, Inc. (MITI) еще одного медиа-магната — Джона Клуге (John Kluge).

Для именитых акционеров казахстанское правительство (премьером тогда был Сергей Терещенко) предоставило «Алтелу» полную монополию на пять лет.

Несмотря на иностранное  участие, «ALTEL» считался дочкой «Казахтелекома». Это позволяло компании чувствовать себя настоящим хозяином в области беспроводной связи — она контролировала рынок и диктовала свои условия, предпочитая обслуживать обеспеченных клиентов, способных и готовых платить по высоким тарифам. 

Не удивительно, что при таком раскладе «Алтел» полностью оправдал свое название для акционеров. «Алтын телефон» (полное название «Алтела») в переводе с казахского о языка означает «золотой телефон».

Сотовая связь в Казахстане в 90-е была  беспрецедентно дорогим удовольствием  даже по меркам экс-советского пространства. В 1998 году сумма среднего ежемесячного счета, выставленного  клиенту, составляла около 700 долларов (в России аналогичный показатель составлял 300 долларов).  При этом каждый пользователь должен был держать на счету компании депозит в размере не менее 500 долларов, кредитуя, таким образом, оператора.

В 2000 году число казахстанских абонентов сотовой связи не превышало 15 000 человек, а передающих станций было построено чуть более 20.

Инвестиций не было. Бизнес компании фактически свелся к получению ренты за обеспечение беспроводной голосовой связи, соответственно, большая ее часть могла уходить куда угодно. Но монополия закончилась печально. Компания так и осталась заложницей выбранной бизнес-модели и аналогового формата передачи данных. И после того как пятилетняя монополия закончилась, на рынке появились новые игроки. С новыми протоколами.

Гости из Турции

В июне 1998 года правительство Казахстана продало лицензию на право эксплуатировать мобильную связь стандарта GSM-900. Предсказуемым обладателем этой лицензии за небольшую, по мировым меркам, сумму в 16 млн долларов стал «Казахтелеком», обязавшийся, правда, доплатить разницу в цене в случае, если кто-то предложит большую сумму.

Мы не знаем, было ли это предложение озвучено, что называется, «про форма» или имела место быть более сложная комбинация, но конкуренты нашлись.  В августе того же 1998 года они предложили за лицензию 67 млн долларов (примерно в два раз выше предварительных оценок). Таким образом, «Казахтелекому» пришлось доплатить государству 51 млн долларов и для этого пришлось искать партнера, который был готов внести недостающие деньги. 

Этим партнером оказалась турецкий оператор мобильной связи TURKCELL Iletisim Hizmetleri A.S. 6 февраля 1999 года совместное с ним предприятие «Казахтелекома» запустило в коммерческую эксплуатацию сеть Kcell.

Практически следом состоялся и запуск второго коммерческого оператора – K-Mobile. Его представляло в стране ТОО «КаР-Тел», подразделение Rumeli Telecom, еще одного турецкого телекоммуникационного консорциума. 

Лицензии, выданные правительством хозяевам Kcell и K-Mobile, исключали возможность появления на рынке третьего оператора в стандарте GSM. 

Не исключается, что в процессе запуска нового вида беспроводной связи в коридорах власти затерялись в общей сложности 135 млн долларов, заработанные государством.

(Некоторые данные взяты из статьи Александра Ляхова "Сложная арифметика казахстанской сотовой")

Варяги в стенах «Казахтелекома». GSM Казахстан

«Казахтелеком» стал совладельцем двух из трех компаний, конкурировавших в то время на рынке мобильной связи – Altel и GSM Казахстан. В GSM Казахстан ему принадлежало 49%, а контрольным пакетом в 51% владела TURKCELL.

За корпоративным турецким фасадом скрывались самые разнообразные партнеры.  Но решающую технологическую роль в этой компании играла шведско-финская корпорация TeliaSonera. Будучи одним из пионеров стандарта GSM, она обеспечивала предприятие технологическими компетенциями и контролировала 13,07 % акций турецкого оператора.

В казахстанском GSM Казахстан, получившем лицензию, TeliaSonera принимала и участие и через другую компанию Sonera Holding BV. Последней принадлежало 58,55% акций в Fintur Holdings B.V., которая владела 51% акций GSM Казахстан. Остальные 41,45% контролировал турецкий Turkcell (крупнейшим акционером, которого также была TeliaSonera).

Такая комбинация сложилась в результате того, что в 2002 году собственно шведская корпорация Telia объединилась с финской Sonera, превратившись, таким образом, в «двойного» акционера казахстанской  GSM Казахстан.

Но помимо технологических компетенций TeliaSonerа могла понадобиться «Казахтелекому» и для других целей. И это стало понятно уже в 2012 году.

В феврале этого года Telia выкупила долю Казахтелекома в GSM Kazakhstan  (49%) за 1,52 млрд долларов США. А затем, в декабре того же года, во публичного размещения акций на Лондонской фондовой бирже в форме глобальных расписок, продала почти половину этого пакета (25%) широкому кругу инвесторов, оставив себе остальные 24%, а также свою долю в компании Fintur Holdings B.V. (58,55%), которой принадлежал 51% капитала GSM Kazakhstan. В итоге всех этих операций у Telia оказалось 61.74% Kcell.

Как считают авторы доклада Bad Connection: Corruption in Kazakhtelecoms, опубликованного в этом году, эти операции проводились в интересах инсайдеров «Казахтелекома» – людей, представлявших интересы политического руководства страны, которые и были реальными владельцами «Казахтелекома».   

С точки зрения бизнес-модели «Казахтелекома»  продажа Kcell не имела очевидного смысла. Доля последней на казахстанском рынке сотовой связи в декабре 2012-го составляла 46.9%. Kcell сохранял позиции лидера на этом рынке, несмотря на сокращение доли с 70% в 2000 году.

Смысл у этой операции появляется, если обратить внимание на то, что в 2012 году Telia столкнулась с беспрецедентной атакой на свою модель ведения бизнеса на территории бывших советских республик. В том году в эфире шведского телевидения вышло расследование злоупотреблений Telia в Узбекистане. Вряд ли это расследование новостью для всех, кто имел хоть какое-то представление о том, как делался  бизнес в то время в Узбекистане.  Но для широкой аудитории Швеции эта история была про Telia, а не про далекий Узбекистан. И в Швеции такие обвинения не проходят незамеченными.

Шведские прокуроры начали предварительное расследование представленных обвинений, заморозив все подозрительные финансовые активы. В феврале 2013 года уволился шеф TeliaLars Nyberg, а к расследованию подключились правоохранительные органы Нидерландов и США.

В итоге Telia пришлось выплатить в 2017 году миллиард долларов США в виде штрафов чтобы урегулировать свои проблемы.

Скорее всего, казахстанским инсайдерам было известно о расследовании деятельности Telia. И именно этим, возможно, и объясняется «суматоха» 2012 года. Необходимо было закрыть все схемы и вывести деньги из-под удара.

И это были не пустые опасения. О чем говорит опять же пример соседнего Узбекистана. Разоблачения Telia поставили крест и на политических планах Гульнары Каримовой, которая собиралась стать преемницей своего отца Ислама Каримова на посту президента Узбекистана. Вместо этого в 2013 году она оказалась в своей стране под домашним арестом из-за нескольких уголовных дел, заведенных в Швейцарии и в Узбекистане. А в 2019 году бывшая принцесса оказалась в колонии общего режима, где до сих пор отбывает наказание.

К тому же, в феврале 2016 года Департамент юстиции США заморозил финансовые активы на сумму 850 млн долларов, предположительно полученных в качестве взяток за выдачу лицензий, дающих право работать на телекоммуникационном рынке Узбекистана.

Столкнувшись с таким мощным потоком негатива, Telia поспешила на выход. В 2015 году представители компании заявили об этом намерении публично, а в конце января 2018 года «Казахтелеком» объявил о намерении приобрести 75% акций оператора мобильной связи Kcell.

О том, что новость не была неожиданной для инсайдеров, можно судить по тому, что российская брокерская компания «Фридом Финанс», известная связями с влиятельными игроками Казахстана, заблаговременно скупила примерно 10,5% акций Kcell у портфельных инвесторов на Лондонской фондовой бирже.

Цели этой операции так и остались нераскрытыми, так как акции «Казахтелеком» собирался приобретать у шведской корпорации Telia Company (60.4%) и турецкой Turkcell (14.6%) — основных акционеров Kcell.  

Мы рассказывали про эту историю в статье "За кулисами сделки по покупке Кселл".

Вся операция по выкупу завершилась к концу 2018 года. И, в отличие от узбекской, из казахстанской истории всем участникам удалось выйти без видимых потерь. Более того, она позволила «Казахтелекому» закрепить за собой 64,5% национального рынка сотовой связи, установив контроль за ним.

Вне периметра бизнеса нацкомпании остался лишь Beeline с долей 35,5%.

Кстати, исполнительный директор оператора мобильной связи Beeline Казахстан Александр Комаров стал единственным, кто публично выступил против покупки АО «Казахтелеком» 75% акций Kcell. В интервью изданию Forbes.kz, опубликованном 16 февраля 2018 года, сразу после того, как было объявлено о намерениях выкупа, он предупредил о риске создания на рынке супермонополиста, у которого в распоряжении окажется не только 65% доходов и абонентов, но и 75% частотного спектра.

Роман с Теле2

Успехи Kcell на казахстанском рынке мобильной связи не распространялись  на сегмент передачи данных. Но уже во второй половине нулевых стало очевидно, что именно передача данных будет главным драйвером доходов. Озаботились этой проблемой и политические инсайдеры «Казахтелекома».

В 2010 году лицензию на передачу данных в стандарте 3G получила Altel –  «старшая» дочка «Казахтелекома». Она же в 2012 году стала  монопольным обладателем лицензии на стандарт LTE (4G). Монополия Алтела в сегменте передачи данных в стандарте 4G продолжалась более трех лет и развивалась с использованием  инфраструктуры Казахтелекома.

Telia многократно пыталась получить лицензию на LTE для Kcell , но успеха так и не добилась. Однако удача «улыбнулась»  новому игроку – компании Tele2.

Телекоммуникационная компания Tele2 AB оказалась на казахстанской рынке в декабре 2009 года после покупки у «Казахтелекома» 51% долей  в компании Mobile Telecom-Service (MT-S), за 76 миллионов долларов США. 

Главной целью  сделки для шведского концерна стало приобретение другой компании дочерней структуры MT-S под названием Neo, которая владела   лицензией на оказание услуг связи в диапазоне GSM 900. На ее основе Tele2 и начала разворачивать свой бизнес в Казахстане.

Обстоятельства этой странной сделки, а также имена создателей этой компании окутаны туманом. «Казахтелеком» оказался владельцем  MT-S  в результате некоего «трансфера» (определение, использованное  Tele2 в своем расследовании) акций от предыдущего владельца — Torres Group S.A., о которой практически ничего неизвестно.

Название Torres Group S.A встречается в Offshore Leaks — коллекции регистрационных документов офшорных компаний, оказавшихся в интернете в 2013 году и доступ к которым возможен на сайте международного консорциума журналистов-расследователей (OCCRP).

 

Зарегистрирована она была в 2005-м году на Британских Виргинских островах, но центр ее управления находился в Риге. Акционерами были две финские компании SUOMENLINNA INTER OY и OLAVINLINNA INVEST OY, также зарегистрированные в 2005 году, и про их акционерах ничего неизвестно.

С учетом того, что продажа MT-S «Казахтелекому» состоялась в 2006 году, можно довольно уверенно считать, что вся эта конструкция была создана исключительно для сделки нацкомпании с каким-то влиятельными инсайдерами, так как позволила «закрыть» для шведских инвесторов имена настоящих создателей и владельцев лицензий MT-S.

На пути к национальной компании эти акции побывали в руках у еще какого-то физического лица, имя которого также осталось невыясненным. Было ли это лицо просто номиналом или реальным стейкхолдером, сказать сложно. Но это позволило «очистить» сделку  для Tele2. 

Когда  представители Tele2 попытались запросить у «Казахтелекома» документы о бывших собственниках MT-S и подробностях «трансфера», они получили в ответ отказ со ссылкой, что таких документов просто нет.

Партнером Tele2  в  MT-S оказалась компания AsiaNet, связанная с именем Айгуль Нуриевой, называвшей  себя собственником этой компании.

AsiaNet Kazakhstan приобрела пакет 49% в 2007 году за 58,6 миллионов долларов все у того же «Казахтелекома». Таким нехитрым образом инсайдерам «Казахтелекома» удалось переложить бремя затрат на бизнес-трансформации MT-S на шведский концерн, а бенефициаром этой трансформации сделать частную компанию с непростыми владельцами.

Схема: https://halberdbastion.com/sites/default/files/2017-08/Tele2_Whitepaper_Kazakhstan-Operations-Dec-2014.pdf

Что известно об AsiaNet?

AsiaNet известна прежде всего как корпоративный аватар Айгуль Нуриевой. В корпоративных отчетах Tele2, подаваемых в американские регулирующие органы, представители компании называли ее не иначе как PEP (Politically exposed person), то есть «политически значимым лицом», все операции с которым требуют особого внимания. Политическую значимость Нуриевой придавали ее связи с Каримом Масимовым, который занимал тогда пост премьер-министра Казахстана.

Для того, чтобы разобраться в ситуации, представители Tele2 провели специальное расследование, заставив Нуриеву дать официальный ответ на целый ряд вопросов, связанных с Масимовым. Та подтвердила свое знакомство с тогдашним премьером, но заявила, что порвала с ним деловые связи после его ухода в большую политику.

В дополнение к этому заявлению было приложено официальное заявление Нуриевой, в котором она называет себя конечным бенефициаром AsiaNet и подтверждает, что не действует от имени и по поручению каких-либо высокопоставленных политиков.

Нуриева объяснила происхождение своего статуса PEP членством в совете директоров «Казахтелекома» и связями с компанией Bodam B.V., которая в тот момент была акционером нацкомпании, а также своим бывшим замужеством за казахстанским дипломатом (Адилем Турсуновым, который в период с 2004 по 2008 гг. был временным поверенным в делах РК в Сингапуре – ред.).

Tele2 наняла для проверки Нуриевой специальное агентство, но и оно не смогло найти никаких доказательств коррупции, связанных с ее бизнесом. Была изучена вся банковская документация, связанная с получением AsiaNet кредита на покупку 49% долей в MT-S. Но и здесь найти компромата, по признанию представителей Tele2, не удалось.

Тем не менее, в этой истории осталось одно не выясненное, но весьма говорящее обстоятельство. Дело в том, что в момент сделки Tele2 с MT-S Нуриева действительно была единственным владельцем AsiaNet, однако в 2007 году, когда AsiaNet покупала 49% доли в MT-S, у Нуриевой был партнер – некая инвесткомпания, владельцы которой так и остались неизвестными.

Схема: https://halberdbastion.com/sites/default/files/2017-08/Tele2_Whitepaper_Kazakhstan-Operations-Dec-2014.pdf

А доля «Казахтелекома» в MT-S образовалась в результате некоего «трансфера» (определение Tele2) акций от предыдущего владельца – компании Torres Group, о которой практически ничего неизвестно. Соответственно, когда представители Tele2 попытались запросить у «Казахтелекома» документы о бывших собственниках MT-S и подробностях «трансфера», они получили в ответ отказ со ссылкой, что таких документов нет.

По условиям сделки, AsiaNet имела опцион на продажу своей доли в 49%, начиная с декабря 2011 года. И в 2013-м году она продала свой пакет. «Покупателем» стала AsiaNet Holdings — голландский холдинг, на который и были выведены акции казахстанского оператора.

Затем своим опционом решила воспользоваться уже Tele2. 28 декабря 2018 года компания Тele2 AB заявила, что продает свою долю в СП, которым управлял «Казахтелеком», и покидает Казахстан.

Это произошло после того, как «Казахтелеком» получил контроль над Kcell, в результате чего оказался владельцем конкурирующего с Tele2 оператором.

Для шведов это решение выглядело невыносимым даже на фоне общей массы проблем, связанных с этическими аспектами проведения бизнес-операций на национальном рынке. Об этом говорится в тексте специального доклада, представленного концерном в комиссию по биржам и ценным бумагам США (SEC) уже после выхода из Казахстана (доклад носит соответствующее название — Exit Report on Ethics and Compliance).

В среднем, признают авторы доклада, компания сталкивалась с мелкими нарушениями дважды в месяц и с одним серьезным — один раз в два месяца.

Tele2 пришлось даже два раза запускать процедуру серьезного официального расследования событий, происходивших в «Казахтелекоме». Оба раза в связи с изменением состава акционеров в материнской структуре. В первый раз это произошло в ноябре 2016 года, а второй — октябре 2018 года.

После тщательной проверки аудиторы Tele2 не смогли обнаружить в транзакциях ничего предосудительного. Возможно, с формальной точки зрения, это так и было. Но в реальности речь шла о радикальных переменах.

С нашей точки зрения обе перемены означали смену де-факто контролирующего компанию акционера.

Все началось в марте 2016-го года, когда Казахстанская фондовая биржа со ссылкой на официальное письмо, полученное от АО «Казахтелеком», сообщила о решении Айгуль Нуриевой прекратить свои полномочия члена совета директоров компании с 16 марта 2016 года. Фактически это заявление означало скорую и неминуемую смену «смотрящего» акционера.

Дело в том, что, несмотря на государственный статус «Казахтелекома», который обеспечивается наличием контрольного пакета акций компании у ФНБ «Самрук-Казына», решающее слово в корпорации имеет владелец крупного, но миноритарного пакета, оформленного на офшорную структуру.

Айгуль Нуриева контролировала этот пакет через две голландские компании — BODAM B.V и DERAN SERVICES B.V. Первой в 2016 году принадлежало 16,87 % акций «Казахтелекома», а второй — 7,6%. Таким образом, общий размер этого «контролирующего» пакета акций составлял 24,47% акций.

Выход Нуриевой из совета директоров действительно оказался опережающим индикатором перемен. 15 июня 2016 года правительство РК приняло специальное постановление, в котором разрешило компаниям DERAN SERVICES B.V. и BODAM B.V. продать свои пакеты акций компании Sobrio Limited. Собственником этих акций стал Александр Клебанов.

А два года спустя SOBRIO LIMITED продало свой пакет акций (24,96%) «Казахтелекома» компании SKYLINE INVESTMENT COMPANY S.A.

В то время, не имея документальной информации, экспертный портал KZ.expert предположил, что  казахстанский предприниматель Александр Клебанов,  «фронтит», то есть прикрывает собой Даригу Назарбаеву, старшую дочь первого президента Казахстана.

Вот как было описано это в публикации «Интрига с «Казахтелекомом» от 27 сентября 2018 года:

«Сделка по отчуждению крупного пакета акций национального оператора связи заслуживает пристального внимания не только экспертов, но и всех казахстанцев. Тем более что пока остается за кадром, в чьи руки перешел контроль над АО «Казахтелеком».

 

«28 августа 2018 года премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев подписал постановление правительства РК №534 «Об отчуждении стратегического объекта». Оно небольшое, поэтому процитируем его целиком: 

 

«В соответствии со статьей 193-1 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) от 27 декабря 1994 года Правительство Республики Казахстан ПОСТАНОВЛЯЕТ:

 

1. Разрешить компании SOBRIO LIMITED совершить сделку по отчуждению 2 672 592 штук простых акций акционерного общества «Казахтелеком», составляющих эквивалент 24,96% от общего количества простых акций акционерного общества «Казахтелеком», в пользу компании SKYLINE INVESTMENT COMPANY S.A.2.

 

2. Настоящее постановление вводится в действие со дня его подписания».

 

«Пока не ясно, кто является конечным бенефициаром Skyline Investment Company S.A. – сам Александр Клебанов или же другой человек. В первом случае переход 24,96% простых акций АО «Казахтелеком» от одной офшорной компании к другой оказывается техническим, однако возникает закономерный вопрос — зачем это Александру Клебанову, точнее Дариге Назарбаевой, депутату Сената Парламента РК и старшей дочери Нурсултана Назарбаева, чьи интересы он в данном случае фронтит (представляет)?

 

Во втором случае интересно, кто с санкции правительства стал крупным участником АО «Казахтелеком»? Это может быть один человек или несколько, кому господин Клебанов продал, отдал или, возможно, просто вернул акции казахстанского национального оператора связи. Пока известно только то, что Skyline Investment Company S.A.  – классическая офшорная компания, зарегистрированная в Люксембурге в мае 2018 года с уставным капиталом в 30 тысяч евро и численностью занятых от 1 до 10 человек». 

Через два с половиной года казахстанцы и весь остальной мир узнали, что четверть (!) национального оператора связи принадлежит Кайрату Сатыбалды, племяннику первого президента РК. Но в 2018 году  такая перестановка прекрасно вписывалась в тогдашний сценарий транзита верховной власти в Казахстане — от «лидера нации» к его преемнику. К роли преемницы готовилась Дарига Назарбаева, а передача ей «Казахтелекома» было важным элементом задуманной комбинации, так как обеспечивал контроль за связью, а также был источником наличности, генерируемой доходами дочерними бизнесами нацкомпании.

Однако в 2018 году сценарий транзита поменялся, а вместе с ним и владелец «смотрящего пакета» акций.

С одной стороны, это не должно удивлять, поскольку все более или менее ценные бизнес-активы в стране принадлежат членам семьи Нурсултана Назарбаева или его ближайшим соратникам. С другой стороны, таинственность, которая окружает транзакции таких активов, не может не пугать.

Интеграция «KazTransCom»

Консолидация телекоммуникационных активов, которую представители политической верхушки страны провели в интересах  семьи Назарбаевых, нашла свое отражение и в истории с корпорацией «KazTransCom»

Созданная  в 2001 году в результате слияния трех компаний — АО «КаспийМунайБайланыс», АО «Актюбнефтесвязь» и АО «Байланыс», эта компания оказалась  частью финансовой группы Jusan, которая, в свою очередь, входит в инвестиционный  холдинг, контролируемый автономными организациями: Назарбаев Университет, Назарбаев Интеллектуальные Школы и Назарбаев Фонд.

Такая трансформация стала возможной благодаря вовлечению в нее Telia. В  декабре 2012 года эта компания приобрела за   35 миллионов долларов США 25% акций компании «Родник», владеющей 80% «KazTransCom», получив, таким образом,  20% акций компании. Одновременно Telia  заключила опцион на выкуп остальных 75% акций «Родника».  

Эта покупка вызвала вопросы у наблюдателей в связи с «проблемным» характером владельцев этой компании. Telia выкупила долю, принадлежавшую компании  «Алатау», которую продала Раушан Сагдиева, дочь бывшего спикера Верховного Совета Казахской ССР Мактая Сагдиева. Авторы доклада «Bad Connection: Corruption in Kazakhtelecoms» обратили внимание на то, что Сагдиева была связана с Каримом Масимовым через … Айгуль Нуриеву, с которой работала в Халык банке в конце 90-х годов прошлого века.

Карим Масимов. Фото из архива «Республики»

Связь выглядела тем более интересной с учетом того, что покупка Telia долей «Родника» у Сагдиевой практически совпала по времени с приобретением той же самой Telia компании Alem Communications в интересах Kcell. Продавала компанию Айгуль Нуриева. То есть обе женщины представляли Масимова в двух разных, но одновременно заключенных сделках с участием шведской Telia.

Более того, по данным Bad Connection: Corruption in Kazakhtelecoms совладельцем «Родника» был  Абдукалык Налибаев, который неоднократно работал заместителем Карима Масимова  — как в Халык банке, так и на госслужбе, считаясь его доверенным лицом.

В документе , подготовленном компанией Telia для объяснения чистоты сделки с «KazTransCom», есть упоминание о Сагдиевой, но нет фамилии Налибаева.

Во время сделки Telia у «KazTransCom» внезапно появился новый акционер.  Им стала зарегистрированная в декабре 2012 года компания «Телеком Азия», которой принадлежало 9,91% акций оператора. Телеком Азия принадлежала компании Bleston Finance Ltd, зарегистрированной на  Британских Вргинских островах (British Virgin Islands), и ее владельцы остались неизвестными. В 2014 году Телеком Азия также незаметно пропала из числа акционеров.

Чуть более 10% акций «KazTransCom» принадлежало  «другим акционерам» — публичным и не очень.

Как выяснили авторы доклада Bad Connection: Corruption in Kazakhtelecoms Сагдиева продала часть своего пакета акций еще одной фирме — Lovou BV, которая входила в Visor Group, группу фондов и инвестиционных компаний, которые, как считается, контролировал Тимур Кулибаев.

Тимур Кулибаев. Фото из архива «Республики»

В документах «Казтранскома» владельцем  60%  Lovou BV называется Айдан Карибжанов, ключевой фронтмен Visor Group.

Ирония в этой истории состояла в том, что деньги на приобретение доли «Родника» в сумме 22.5 миллионов долларов США инвестиционная компания получила в виде кредита от… Telia. Это более чем странная операция не была отражена в публичной информации, обнародованной при покупке.

Кто и как в реальности контролировал «KazTransCom» в период с 2013 по 2017 годы, так и осталось невыясненным. Но в 2017 году Telia  решила списать стоимость своей доли в «Роднике», а в 2018 году подписала соглашение о продаже «Родника». После некоторых разбирательств «Родник» был продан компании Amun Services, зарегистрированной в Дубае и входившей в  Amun Group,  за которой стояла… снова Айгуль Нуриева.

Таким образом, можно смело предположить, что вся эта череда сделок с участием иностранных и казахстанских юридических и физических лиц имела значение весьма далекое от настоящего бизнеса.

Тем более характерно, что  в конечном итоге в 2021 году  KazTransCom оказался частью»экосистемы» Jusan,  которую контролируют фонды и организации, в каждой из которой фигурирует имя Нурсултана Назарбаева.

Обстоятельства  сделки озвучены не были, а в выписке из системы реестров акционеров АО «KazTransCom» по состоянию на 1 января 2021 года в качестве акционеров значатся ТОО «Родник ИНК» (76,22% простых акций) и Абдрахманов М. А. (9,31%). А по состоянию на 11 января 2021 года единственным лицом, которому принадлежат акции компании в количестве, составляющем пять и более процентов от общего числа размещенных акций, стало ТОО «Jysan Ventures».

К этому времени Jusan Bank и «Мобайл Телеком-Сервис» запустили виртуального мобильного оператора Jusan Mobile на базе сети Tele2/ALTEL. А в сентябре 2021-го стало известно, что в АО «KazTransCom» переименовано в АО «Jusan Mobile.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

 

В апреле 2022 года 28% акций АО «Казахтелеком», бывших во владении у фирм, подконтрольных Кайрату Сатыбалды, вернулись в собственность государства.

 

«Принять предложение частной компании Skyline Investment Company S.A. о передаче в республиканскую собственность 2 671 481 простой акции АО «Казахтелеком», составляющей 24,95% уставного капитала общества, по договору дарения», — процитировал КазТАГ постановление правительства.

 

Также ТОО «Alatau Capital Investment» по договору дарения передает в республиканскую собственность 413 412 простых акций общества, составляющих 3,85% уставного капитала общества.

 

Кайрат Сатыбалды с 2015 года является управляющим партнером Alatau Capital Investment, а также владельцем Skyline Investment Company S.A., зарегистрированной в оффшорной зоне. Возврат акций последовал после заявленных планах демонополизации «Казахтелекома» и уголовного дела в отношении Кайрата Сатыбалды.

 

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»! 

 

За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые редакции могут рассчитывать только на своих читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

  +  10  =  11