Об этом я расскажу на примере своей компании Aksay Group, но вы можете мысленно транслировать то, что прочтете, почти на все предприятия отрасли FMCG, то есть производства продуктов питания. Еды! Важнейшего элемента после воздуха и воды.

Нужд несколько. Вот смотрите. Мы за два года переработали почти 400 тонн сырья. Для обывателя это много. Для профессионалов отрасли может показаться мало. Для меня — недостаточно. Мы могли бы переработать в два или три раза больше. Что помешало? А частенько нет этого сырья (семян подсолнуха) в Казахстане. Или оно кончается. И нам нечем наполнять упаковку.

К чему это приводит? Правильно, к кассовому разрыву. Это когда тебе надо платить зарплату и аренду, а у тебя нет на это денег. И ты со стыдом идешь занимать деньги, чтобы закрыть дырку.

Где сырье взять, если его выращивают 4 фермера на всю страну и соревнуются в жадности? Правильно — в Китае. Там под полосатые семечки, которые мы обжариваем, засевают 650 тысяч гектар! И это только во Внутренней Монголии на севере Китая. Они получают почти 2 миллиона тонн сырья!

Куда Китай сбывает все это? В основном потребляют внутри, но чуть меньше половины отправляют на Ближний Восток и Среднюю Азию. И я бы с радостью закупал сырье там, но на границе твориться что-то невероятное с тех пор, как объявили карантин в начале 2020-го.

Если услуги фуры по доставке 20 тонн стоили до карантина 6-7 тысяч долларов, то сейчас 40 тысяч. И только одна какая-то «супер-компания» может гарантировать доставку. Но вы будете ждать эту фуру 3 месяца!

То есть в моем случае я должен заказать 6 фур сразу, чтобы пока будет ехать второй такой «автопоезд» у меня не кончилось сырье. А это колоссальные деньги, которых у меня нет. Я должен буду в два раза поднять цены на свою продукцию, которая станет в полтора раза дороже российского «Джинна».

Поездом скажете? Ха! Пустых контейнеров в Китае нет, заняты все в деле ведь мировая торговля растет. Они появляются периодически, но цена доставки одного контейнера из Сяня в Алматы железкой сейчас в районе 15 тысяч долларов! И опять никто не дает гарантии по срокам доставки.

Мне один китаец прямо написал: «Ты вчера родился? Дай таможеннику и дело в шляпе». Стало не по себе. Не хочу я никому ничего давать!

Беда в том, что я и деньги в Китай отдавать не хочу, но вынужден. Я хочу, чтобы местные фермеры научились выращивать эти сорта. Я хочу оставить деньги в Казахстане. Более того, если вырастят больше, чем нам нужно, я знаю заводы, такие же как наш, в Турции, которые будут принимать полосатые семечки тысячами тонн! Я просто познакомлю нашего фермера и турецкого оптовика. Работайте на здоровье.

Я больше скажу. Мы со временем сами построим завод на берегу Средиземного моря, будем покупать сырье на родине, жарить, фасовать и продавать наш бренд в Турции, Египте, Иране, СА и везде, где он популярен.

Мы оцениваем тот рынок в $1,5 млрд. А деньги, вырученные там, мы привезем обратно в Казахстан в виде экспортной выручки. И построим здесь еще завод!

И еще! Вот что я называю иностранными инвестициями — когда ты едешь в иную страну, инвестируешь и добываешь там деньги для своей. А не то, что мы слышим последние 30 лет.

Какое это отношение имеет ко всей отрасли и экономике Казахстана? Прямое! Рынок семечек в виде снэка — и черных, и полосатых, в нашей стране оценивается в 25 млрд тенге. Из них 90% — это российский «Джинн». То есть, каждый год из Казахстана в Россию утекает 22,5 млрд тенге. Бум!

И это только семечки. А конфеты, печенье, колбаса? Я не говорю про напитки — там просто бездна! Все вместе никакой комитет по статистике не посчитает.

Почему мы проигрываем соседям почти по всем фронтам? Принцип economies of scale. То есть, чем больше ты производишь, тем ниже себестоимость товара.

У нас, например, в структуре себестоимости постоянные затраты настолько велики, что каждый кассовый разрыв может стать фатальным. Это аренда цеха, офиса, склада и оклады 43 человек, и кредит…

Что я буду делать, чтобы их снизить? Найду дистрибьюторов в регионах, чтобы не расширять штат. Это раз. Сразу станет легче выплачивать кредит. Это два.

Но построить свою фабрику, чтобы не платить аренду в 3 млн ежемесячно, не смогу — у меня нет денег. Копить? Я умоляю вас. Мне на это потребуется 3-4 года. Но как сохранить накопленное? Депозит? Сгорят деньги. В долларах держать? Тоже сгорят — доллар обесценивается быстрее ставки депозита. Да и кто в нашей стране вообще может что-то копить? Ну и принцип «деньги должны работать» никто не отменял.

Так вот. Российский рынок в 10 раз больше нашего, и когда они строят заводы у себя, то все процессы роста там протекают гораздо быстрее. У них есть фора.

Теперь еще более детально. Для того, чтобы построить завод, способный производить продукцию хотя бы на 10 млрд в год, мне нужно или время, или деньги. Времени ни у меня, ни у нашей страны нет. Денег нужно примерно столько: 50 млн — земля с коммуникациями, 100 млн на возведение цехов, склада и офиса и 220 млн на оборудование. То есть 370 млн тенге, которые могут остановить отток 10 млрд ежегодно.

Где их взять? В банке? Не смешите. Мы почти год ждали, когда кто-то из банков нам даст кредит на покупку нового оборудования и сырья. С гарантиями «Даму», конечно, потому что без залога, который на 100% покрывает долг, ни один банк разговаривать с производителями не будет.

Мы обошли все банки, и только Сбер согласился. Почему? Да потому что он огромный. Economies of scale, помните. Остальные услышали слова «Даму», «производство» и «полтора года на рынке» — и просто показали пальцем на Сбер. Только они, говорят менеджеры местных банков, такие проекты кредитуют.

Я очень благодарен, кстати говоря, Сберу и «Даму». Благодаря их доверию мы стали на голову выше. Еще бы быстрее решения принимали, а то пока они думали у нас цена на сырье в два раза выросла от той, которую мы в бизнес-плане указывали.

Так где мне взять деньги на строительство, пока я не отдам текущий долг банку? И если не банк, то кто? Остается только продажа доли крупному игроку, способному осилить такие инвестиции. Да пожалуйста, но люди из списка «Форбс» на это не готовы. Риски для них такие же, как для банка.

Я сейчас не имею в виду, что, мол, вот мы хорошие — прокредитуйте нас еще. Нет! Мы приучены зубами рвать, выживать и побеждать.

И мы победим, но очень не быстро.

Смысл в другом. В нашей экономике таких бизнесов, как наш, сотни. Они не умеют писать в ФБ так, как умею я. Четыре года назад, когда я был главредом National Business, я вел лекции в большой четверке и крупных компаниях на тему «Как стать читаемым автором». Но 99% донести свое мнение не могут. Так что я попробую за них.

Так вот у малого бизнеса корневые проблемы лежат в сырье и постоянных затратах в структуре себестоимости. Вы скажете — все у нас растет, вон сколько черной масленичной семечки уродилось или пшеницы. Да, но фермеру выгоднее продать урожай зарубеж — там больше платят.

Я не против этого, но хотел бы, чтобы местные переработчики могли покупать наше сырье по таким же ценам, что и китайцы, например. И готов на личном примере это доказать. Я уже сейчас договариваюсь с рядом фермеров об этом. Я даже готов платить им больше, чем китайцы. Я все равно выиграю за счет отсутствия затрат на доставку и растаможку.

Так вот людям наверху нужно сконцентрироваться на импортозамещении в продуктах питания, одежде, бытовой химии и строительных материалах. Сделать из малых предприятий средние, а из средних крупные, если мы хотим устранить течь в сотни миллиардов тенге. Попутно подтянется и сельское хозяйство, и химическая отрасль. А сколько людей получат работу! Но для начала сломайте хребет коррупции на границе с Китаем. Именно она порождает инфляцию.

P.S. На фото наши семечки в Турции. Не я фотографировал. Наш сотрудник летал туда на лечение недавно. Я в отпуске был в последний раз в 2012-м.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

16  +    =  19