Мы продолжаем нашу серию публикаций, посвященных теме прихода в казахстанскую уранодобывающую промышленность иностранных инвесторов в лице крупной японской компании Marubeni Corporation и никому не известного офшора с Британских Виргинских островов Swinton Investment and Finance S.A.

В предыдущем материале, опубликованном 8 июля  под названием «История сделки «Марубени Корпорейшн» с «Казатомпромом» — 5», мы рассказали, как после снятия Мухтара Джакишева с должности президента НАК «Казатомпром» и его ареста новому руководству национальной компании пришлось безуспешно выяснять у представителей японского инвестора, что представляет из себя офшорный партнер последнего.

Так, на совещании в конференц-зале офиса «Казатомпрома» 7 июля 2009 года Яшин Сергей Алексеевич, на тот момент заместитель Председателя Правления АО «НАК «Казатомпром», задал своим визави много вопросов и получил на них шокировавшие его ответы.  

По нашей оценке, ключевыми были следующие:

1) о том, что «Marubeni Corporation» ничего не знает о компаниях Swinton Investment and Finance S.A. и Glendale International Investment LTD, как официально, так и неофициально;

2) что акциями, которые купила в 2006–2007 годах «Marubeni Corporation», теперь «владеет консорциум японских компаний. Марубени владела 30%, Тепко 30%, Тошиба 22,5%, Чубу Электрик 10%, Тохоку Электрик 5%, Киушу 2,5%»;

3) что по соглашению акционеров «японская сторона (ЕАХЛ) не имеет никаких обязательств по финансированию, если ЕАЛ получит заявку на финансирование», а значит: «Глендейл несет ответственность за предоставление дополнительного финансирования»;

4) при этом если Glendale International Investment LTD не станет финансировать проект, то это должен будет делать НАК «Казатомпром», поскольку: «Глендейл – это фиктивная компания, у нее нет финансовых средств. КАП гарантировала условия Соглашения акционеров, в котором указывается, что Глендейл обязана осуществлять дополнительное финансирование, и КАП предоставила гарантию на сумму примерно 400 миллионов долларов США согласно [Гарантийному соглашению]»;

5) главной причиной того, что «Marubeni Corporation» согласилась на жесткие и явно имеющие тайный подтекст условия, выдвинутые Мухтаром Джакишевым, стало: «Гарантийное соглашение, которое гарантировало, что японские [акционеры] не имеют дополнительных обязательств финансирования. Другими словами, тот факт, что мы не обязаны предоставлять дополнительное финансирование, было условие, по которому мы выплатили 540 миллионов долларов США, и это взаимосвязано».

По оценке KZ.expert, если бы Мухтар Джакишев не был уволен с должности президента НАК «Казатомпром», то придуманная им схема завода в уранодобывающую отрасль крупного иностранного инвестора в лице «Marubeni Corporation» в паре никому не известным офшором Swinton Investment and Finance S.A. вполне могла сработать. А люди, стоящие за последней, могли зарабатывать большие деньги, исчисляемые десятками миллионов долларов в год, даже не  шевельнув пальцем.

И вот тут мы оказываемся в положении, когда вынуждены гадать на кофейной гуще. Дело в том, что сделка по продаже долей в Kyzylkum LLP (ТОО «Кызылкум») и Baiken-U LLP (ТОО «Байкен-U») точно была санкционирована первым президентом РК Нурсултаном Назарбаевым.

У нас нет никаких письменных доказательств этого, но данный факт неопровержимо доказывается тем, что все госструктуры, включая совет директоров НАК «Казатомпром», профильное министерство, правительство РК и администрацию президента РК, не возражали.

Напомним, что такое было возможно в республике только в случаях, когда санкция давалась с самого верха власти.

В связи с этим возникает вопрос — почему в 2006 году Нурсултан Назарбаев согласился (если не сам приказал это сделать) с тем, что часть национального богатства страны будет бесплатно передана офшорной компании, а в 2009 году фактически лишил последнюю возможности зарабатывать на добыче и продаже казахстанского урана?

Мы пока оставим этот вопрос открытым и продолжим публикацию документов.

На этот раз перевода протокола совещания, которое также состоялось в конференц-зале НАК «Казатомпром», но уже 9 июля 2009 года.

Напомним, что перевод этот — неофициальный, а его скан, имеющийся в распоряжении редакции, не слишком хорошего качества, так что еще раз извиняемся за возможные ошибки (не наши) в именах и фамилиях участников того собрания.  Выделения в тексте сделаны нами.

«Яшин: Вы пояснили три договора, которые относятся к сделке с КАП (Договор подписки на акции, либо Договор купли-продажи акций, между Марубени и Суинтон, Соглашение акционеров, между ЕАХЛ и Глендейл, а также Гарантийное соглашение, между Марубени и КАП), на нашем последнем собрании, и сегодня я хотел бы, чтобы Вы пояснили суть этих договоров. Как были подписаны эти договора, каковы их предпосылки? Было ли сначала подписано Соглашение акционеров?

Фуджи: Переговоры по трем договорам проводились вместе. Они были в наборе. И переговоры всегда проводились с Цоцория.

Яшин: Значит, все три договора были подписаны одновременно?

Фуджи: Это верно.

Яшин: Могли бы Вы пояснить суть договоров?

Фуджи: Договор купли-продажи акций – это договор, в котором было согласовано, что Марубени приобретет 50% акций ЕАЛ, или, если быть точным, 100% долей участия в ЕАХЛ, которая владеет 50% акций ЕАЛ, за 540 миллионов долларов США, которые выплачиваются наличными единой суммой. Сумма, которую мы заплатили Суинтон 30 января 2007 года, была выплачена КАП через ЕАЛ в тот же день. Мы получили письмо КАП, подтверждающее получение 540 миллионов долларов США, и детали этого платежа указаны в аудиторском отчете КАП за 2007 год.

Яшин: Хорошо. Кстати, Договор купли-продажи акций между Марубени и Суинтон [все еще действует], даже без Гарантийного соглашения КАП (т.е. является ли Договор купли-продажи акций независимым договором?)

Фуджи: Он действовал бы самостоятельно, но Марубени не заключила договора со Суинтон, если не было бы Гарантийного соглашения. Суинтон имеет офшорную компанию-однодневку, и как Вы понимаете, никто бы не заключил сделку на 540 миллионов долларов США с такой компанией, не так ли?

Яшин: Вы не знаете, что за компания Суинтон?

Фуджи: Нет, мы не знаем.

Яшин: Но Цоцория сказал Вам, что Суинтон контролируется КАП?

Фуджи: Именно. Мы планировали приобрести акции (20% Кызылкум и 47,5% Байкен-U) напрямую, но КАП вдруг предложил такую структуру. Мы сказали им, что структура будет проблемной для нас в рамках налогообложения, и что нам будет невозможно приобрести акции по схеме, в которой партнер является неизвестной офшорной компанией.

Затем пришла идея о том, чтобы КАП гарантировала всю сделку. Это была гарантия того, что Марубени сможет приобрести долю, если мы заплатим денежные средства, что Суинтон и Глендейл контролировались КАП. Мы считаем, что Суинтон, Глендейл и КАП – это одно и то же в этой ситуации и последующих событиях.

В дополнение к тому факту, что КАП оплатила все расходы на производство – чтобы дать Вам отдельный пример – нам нужно было получить доверенность ЕАЛ, чтобы исполнить права Марубени в качестве представителя ЕАЛ, и нам понадобилось получить подтверждение КАП, чтобы была выписана доверенность. В качестве другого примера коэффициент права собственности ЗСК был определен на основании средневзвешенного значения коэффициента собственности соответствующих акционеров Кызылкум и Байкен-U, но решено, что КАП владеет 50% ЕАЛ.

Яшин: Кстати, на Гарантийном соглашении есть две подписи КАП (Джакишев и Цоцория). Почему?

Фуджи: Я не знаю.

Яшин: КАП сама предоставила гарантию?

Фуджи: Верно.

Фуджи: В Договоре купли-продажи и в Гарантийном соглашении также содержится опцион выкупа, а также в них указано, что КАП предоставила гарантию выплаты 540 миллионов долларов США и КАП обязана выплатить их [от имени компаний проекта].

Фуджи: Условие выплаты 540 миллионов долларов США единой суммой наличными было достаточно сложным, учитывая рыночные условия в то время, а особенно учитывая денежный поток компаний проекта и статус их деятельности [в то время].

Мы предложили оплатить частями на каждой стадии производства, но предложение было отклонено, и КАП настояла на оплате наличными единой суммой. Поэтому, мы потребовали условие, при котором [КАП выплачивает 540 миллионов долларов США] если [проекты] пойдут не как надо. Мы участвовали в проектах из-за этого условия.

Нам также было нужно, чтобы КАП гарантировала выплату (поскольку Суинтон является компанией-однодневкой).

Яшин: Другими словами, КАП несет ответственность за выплату. Кстати, почему 50% в ЕАЛ?

Фуджи: Нет необходимости говорить, что мы просили, чтобы КАП либо уменьшила сумму 540 миллионов долларов, либо увеличила нашу долю собственности. После переговоров мы узнали, что 50% собственности и 540 миллионов долларов не подлежали обсуждению. Вместо этого, мы смогли внести условие о выкупе и освобождении от дополнительного финансирования. Насколько нам известно, 540 миллионов включают любые дополнительные операционные расходы.

Яшин: В этой связи 50% доходов от ЕАЛ получает Глендейл?

Фуджи: Да.

Яшин:    (После короткой паузы; задав все вопросы, которые он хотел задать). В любом случае, я не знал ничего об этом. Кстати, японские стороны имеют какие-либо планы по требованию выкупа? Я был бы признателен за честное мнение.

Фуджи: Проекты не реализуются по плану. Японские стороны очень обеспокоены этим. Однако проекты представляют национальный проект между Японией и Казахстаном, и мы хотим, чтобы они преуспели любой ценой. У нас нет намерения использовать это право на этом этапе.

Яшин: Меня это очень успокоило. У нас все еще есть обязательства, которые мы должны выполнить. Мне еще нужно ознакомиться с договорами, но есть ли у Вас право первого отказа, если [акции] продаются Глендейл?

Фуджи: Я не помню точной формулировки, но такое право/ограничение существует. Оно указано в договоре (не в форме права первого отказа, но есть условие в отношении продажи акций, которое требует письменного согласия другой стороны и чтобы покупатель акций [соответствовал условиям и мог] присоединиться и соблюдать Соглашение акционеров).

Яшин: Кстати, проводилось ли когда-нибудь собрание акционеров ЕАЛ?

Фуджи: Нет.

Яшин: Можем ли мы получить копию реестров компании ЕАЛ, Суинтон и Глендейл, указанных в предварительном условии таких договоров?

Фуджи: Конечно. Мы отправим Вам копии отдельно.

Яшин: То, что я говорил на собрании во вторник в отношении того, что обязательства КАП продолжают действовать, остается в силе. Сегодняшняя встреча помогла разобраться с вопросами, которые у меня имелись. У меня есть четкая картина обязательств, которые мы имеем, и мнения японских сторон по этим проектам. Я поясню вопрос Школьнику на основании Ваших сегодняшних объяснений».

 

Все материалы серии можно найти по следующим ссылкам:

Продолжение следует

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»!

 

За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые редакции могут рассчитывать только на своих читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

19  +    =  28