Продолжаем нашу сагу о том, как новое руководство НАК «Казатомпром», возглавившее компанию после увольнения и последующего ареста Мухтара Джакишева, разбиралось в истории прихода в уранодобывающую отрасль иностранных инвесторов в лице крупной японской компании «Marubeni Corporation» и офшора «Swinton Investment and Finance S.A.» с Британских Виргинских островов.

Предыдущие публикации на эту тему можно прочитать, пройдя по следующим ссылкам:

Из документов, которыми мы располагаем, видно, что для нового президента НАК «Казатомпром» Владимира Школьника и его заместителей стали шоком неготовность «Marubeni Corporation» продолжать финансировать проект и странное поведение его «напарника», представлявшего собой никому не известную оффшорную компанию.

Кстати, судя по тому, что господин Школьник проработал на предыдущей позиции министра индустрии и торговли РК чуть больше года, что для тех времен «стабильности и процветания» маловато, его перебросили в НАК «Казатомпром» в аварийном порядке. Тем не менее, надо отдать ему и его подчиненным должное, они делали, что могли. В том числе активно пытались убедить представителей японских инвесторов  не уходить из проекта и продолжить его финансирование.

Однако представители «Marubeni Corporation», по-видимому, шокированные произошедшим в компании (увольнением и арестом Мухтара Джакишева, отстранением от работы нескольких вице-президентов, выявившимися проблемами с реализацией инвестиционного проекта), настаивали на том, чтобы НАК «Казатомпром» предпринял чрезвычайные усилия. В частности, поменял условия недропользования и получил гарантии от правительства РК.

 Приведем цитату из неофициального перевода протокола встречи представителей НАК «Казатомпром» и «Marubeni Corporation» 20 августа 2009 года, опубликованного нами ранее:

«Асами

 

Харассан требует дополнительного финансирования. Честно говоря, было бы сложно получить дополнительные займы в JBIC. Если внести существенные изменения в бизнес-план, как предлагает КК, ожидать получение займа от JBIC становится еще более сомнительным.

 

По договору с Марубени у нас нет обязательства выплачивать любые денежные средства, помимо той суммы, которую мы заплатили на начальном этапе. Мы ни в коем случае не согласимся на предоставление дополнительного капитала, вне зависимости от требования.

 

Если JBIC откажет в содействии, КАП придется искать альтернативу. JBIC, вероятно, не согласится. Единственная возможность – если казахское правительство согласится предоставить поддержку, поскольку проект Харассан является национальным проектом между японским и казахским правительством».

Ну а в конце текста есть абзац о времени проведения следующего совещания (выделение сделано нами):

«Затем следующее собрание было назначено ориентировочно на вторник, 29 сентября. Дата будет утверждена после корректировки наших расписаний. (Мы предложили провести собрание в начале/середине сентября, но Рыспанов сказал, что он хотел бы, чтобы собрание состоялось в конце сентября, так как он сначала хотел бы получить результаты РГ)».

Однако в итоге следующая встреча руководителей НАК «Казатомпром» и представителей японского концерна «Marubeni Corporation» состоялась в начале следующего месяца — 3 сентября 2009 года. И это четко свидетельствует о том, в насколько уязвимом положении оказались новое руководство национальной компании и стоящие за ними люди, включая и обитателей Акорды.

Ниже мы публикуем неофициальный перевод протокола этой встречи. В целом он, по нашей оценке, не представляет большого интереса для широкой публики, поскольку в нем обсуждают технические и технологические проблемы и детали. Но мы сочли необходимым его опубликовать, поскольку для специалистов он достаточно интересен, и, самое главное, в нем впервые появился человек, который сейчас занимает важную государственную должность – председателя Национального банка РК.

Дело в том, что Галымжан Пирматов в 2009-2011 годах работал под руководством Владимира Школьника вице-президентом НАК «Казатомпром», а в 2017-2021 годах возглавлял эту национальную компанию. Соответственно, он точно знает о том, что происходило в «Казатомпроме» как до увольнения и ареста Мухтара Джакишева, так и после того, как это случилось. И, соответственно, все вопросы по проблеме с Swinton Investment and Finance S.A. следует адресовать лично ему.

Другое дело, что, скорее всего, ответов мы не дождемся, поскольку сказать правду Пирматов вряд ли рискнет — это автоматически поставит под сомнение его личную репутацию и нанесет ущерб Национальному банку РК. Но и врать ему тоже нет особого смысла. Слишком много свидетелей и документов, показывающих, что в уголовном деле против Джакишева Акорда  не особо стремилась выяснить, как никому неизвестный офшор вдруг стал крупным инвестором в уранодобывающей отрасли. Ну и в результате  бенефициары  этого офшора смогли остаться неизвестными.

 

Дата: 3 сентября 2009 года 10:20 – 12:00

Место проведения: 

Конференц-зал на 3 уровне здания Исполнительного  управления КАП

Присутствующие:

КАП: Вице-президент [Лиспанов], Вице-президент [Пирматов], Менеджер совместного предприятия [Порталацкий], Финансовый директор [Шангтов], [Зинара] и несколько других лиц

ГРК: Президент [Марат]

КК: Президент [Елкин]

БУ: Президент [Айбек]

СКЗ-У: [Президент Бекянов], Главный экономист [Баулян]

Волков Геология: Президент [Шушков], [Бершков]

2К: Директор [Каменский]

Марубени: Такадама, Тобита, Шима, Жанар, Абе, переводчик

Мы обсудили предложения КККК/БУБУ с Вице-президентом [Лиспановым], а также финансирование проектов Х-1, Х-2 и ЗСК с Вице-президентом [Пирматовым].

Предложение КК/БУ

(Лиспанов)

КККК, БУБУ и стороны, связанные со строительством завода по производству серной кислоты, сегодня присутствуют на собрании. Мы хотели бы предложить следующую повестку сегодняшнего собрания:

(1) Производство на КК и БУ

(2) Получение средств для Х-1, Х-2 и строительства завода по производству серной кислоты

Позавчера я посетил рудники Х-1 и Х-2 вместе со Школьником. Мы собрали всех связанных сторон и узнали, с какими проблемами столкнулись две компании. Мы смогли найти путь для решения проблем. Я хотел бы услышать Ваши мысли о том, насколько тяжела ситуация.

(Тобита)

Мы участвовали в проектах Харассан в конце 2006 года, а также занимались бурением скважин и строительством заводов по производству урана. По плану, который имелся в то время, когда мы участвовали в проектах, значительный объем урана уже должен быть произведен к настоящему времени. Мне известно, что дела не всегда идут так, как планировалось в таких проектах. Прошло три года с того момента, как мы участвовали в этих проектах, но я вижу, что то, что должно было предлагаться 2 года назад, предлагается сейчас. Трудно нагнать 2-годичную задержку. Предложение, которое было сделано КК и БУ, должно было быть сделано 2 года назад. Мы не собираемся отвергать предложение, в котором направлено их предложение, [поскольку] мы должны делать то, что сделать нужно. Перейдя к более реалистичному замечанию, КК и БУ уже заключили договор займа с JBIC и использовали большую часть суммы займа. Кроме того, в случае задержки производства на обеих рудниках, это повлияет также и на проекты по серной кислоте. Проект по серной кислоте в настоящий момент [ищет возможность заключить] договор с JBIC, но я думаю, что проблемы, связанные с производством и финансированием, тесно связаны. Никакой план не сработает без серьезного финансового основания. Как на днях пояснили Асами и Фуджи из компании Марубени, я надеюсь, что Вы понимаете, что нам нужно содействие КАП.

(Лиспанов)

Что Вам известно о текущей ситуации? 

(Тобита)

КК и БУ выдвинули предложение в середине августа. Мы узнали много из того, что сделали эти компании в прошлом, опросив связанные стороны с того момента.

(Лиспанов)

Ваши геологические сотрудники также расследовали текущую ситуацию?

(Тобита)

Мы не добывающая компания, мы инвестор, поэтому у нас нет своего геологического эксперта. Насколько мы понимаем, КК и БУ пришли к составлению предложений в результате различных факторов, а именно, неполный характер данных, касающихся проектирования, несоответствующее проектирование, дефектное бурение скважин, проведенное по такому проекту, а также неразумное управление и руководство рудниковыми колодцами.

(Лиспанов)

Я вижу, что предпосылки Вам известны. Я думаю, мы имеем дело с (1) субъективными причинами (связанными с человеческим фактором) и (2) объективными причинами, вызвавшими текущую ситуацию.

(1) Субъективные причины

[Один из человеческих факторов] – неправильный проект. Рудники также имеют дефекты. Также, южный регион Казахстана часто сталкивается с проблемой нехватки рабочей силы. Теперь, все эти субъективные человеческие факторы были устранены. Подстанция начала работать вчера, и два рудника теперь стабильно снабжаются электричеством.

(2) Объективные причины:

Узбекская исследовательская компания проверила структуру самого месторождения, но [результаты их проверки] не были проверены ([Лиспанов]: «Мы до сих порт сталкиваемся с негативным наследием Советского Союза»). В других рудниках данные, собранные во времена Советского Союза, были проверены.

Проблемы с подземными условиями – это не то, во что может вмешиваться человек. Тестовое производство началось там, где условия почвы были самыми плохими. По сравнению с остальными рудниками, карбонатность ниже, чем в Блоке 8. Но высокая карбонатность не обязательно означает, что уран нельзя добывать, или что способ разработки ПСВ не применим. Если серная кислота – это не подходящий выщелачивающий раствор для использования, и мы должны вместо этого использовать карбонатное выщелачивание, это был бы худший вариант [для проекта] в смысле средств и технических проблем. Вы легко можете представить, сколько потребуется дополнительного финансирования, если нам придется изменить способ [выщелачивания]. Но было подтверждено, что выбранный нами технический способ (ПСВ с использованием серной кислоты) был верным.

С помощью множества экспертов было предложено 2 идеи для улучшения ситуации. Проще говоря, одна из них заключается в том, чтобы бурить малое количество скважин (РГ предложила 60 скважин), а другая – бурить много скважин (2К предложила 200 скважин). Оба эксперта считают, что мы должны прекратить тестовое производство там, где плохие условия почвы, и продолжить тестовое производство в других зонах. 

Можем ли мы принять какое-то решение по этому вопросу?

(Тобита)

До того, как мы начнем решать, какой вариант мы выберем, это означает внесение существенных изменений в начальный план производства, что означает внесение существенных изменений в бизнес-план. Сначала нам нужно получить одобрение нашего руководства, как и остальных японских акционеров. Мы не можем ответить Вам да или нет на этом этапе. Мы не можем принять никакого решения, пока у нас не будет измененного бизнес-плана, который отражал бы изменения [в плане производства], а также финансового сценария для его поддержки. Мы не можем судить о том, должны ли мы бурить больше или меньше скважин, пока мы не увидим финансового плана. Сначала нам нужны бизнес-планы и планы финансирования. Бизнес-планы и планы финансирования нужны не только акционерам. Также они потребуются JBIC.

([Лиспанов]) 

Понятно. Я дам инструкции руководству КК и Байнке, чтобы они рассчитали [денежные потоки] как можно скорее.

(Тобита)

Нам также потребуются их [отчеты о прибылях и убытках] и [балансы]. 

([Лиспанов])

Похоже, что КК уже начали составлять эти документы. Как Вы считаете, будет нормально, если они сначала выберут между двумя вариантами, а затем составят финансовый план?

(Тобита)

Это неправильно. Они сначала должны составить бизнес-план на основании 2 различных способов, а затем [мы] примем решение.

([Лиспанов]) 

Мне сообщили, что документы будут готовы к 3 сентября.

(Тобита)

[Финансовые документы] должны охватывать не один год, но как минимум 5 лет, иначе ни акционеры, ни кредиторы не будут убеждены. 

([Лиспанов])

Я попрошу их участь это при составлении документов, так как это также касается изменений, которые нужно внести в контракт по недропользованию. Нам потребуется согласование м [МЕМР]. Как только мы передадим Вам [отчет о движении денежных средств], как Вы думаете, сколько времени займет принятие решения?

(Тобита)

Внесение изменений в условия, на которых мы согласились инвестировать в проекты, — это серьезный вопрос. Нам, как минимум, понадобится время до конца года.

 ([Лиспанов])

Если Вам понадобится столько времени, у нас не будет другого варианта, кроме как продолжить тестовое производство в блоке, что чревато проблемами…

([Марат])

Я хочу, чтобы Вы поняли, что нам нужно разобраться с проблемой как можно скорее. Контракт будет отозван 1 января следующего года, и мы больше не сможем продолжить разработку или производство. Нам нужно, чтобы Вы приняли решение в течение 10 дней после получения [финансовых документов].

([Лиспанов])

У нас также есть ограничения по времени. Все компании, аффилиированные с СК должны подать свои бюджеты на следующий год к 1 октября и начать процесс одобрения бюджета на следующий год с ноября. Что касается предоставления материалов, нам нужно начать процесс одобрения в Министерстве Промышленности и Торговли. Мы сможем предоставить [документы о движении денежных средств] 3 сентября, поэтому, мы бы хотели, чтобы Вы пересмотрели бизнес-планы и дали нам свои комментарии к 20 сентября. В этом случае мы сможем вовремя составить наш бюджет.

(Тобита)

Японские акционеры запланировали собрание до 20 сентября для обсуждения этих вопросов. По нашему опыту, почти невозможно, чтобы японские акционеры получили одобрение своего руководства, включая их Президента, в короткий срок. Однако нам известно, что контракт на недропользование [будет отозван] со следующего года. Но я так понимаю, что когда у Вас было собрание с Асами и Фуджи, Вы сказали, что пересмотр контракта на недропользование займет около месяца. На том собрании КАП предложила провести следующее собрание в конце сентября, поскольку КАП потребуется время для разработки стратегии. Я не понимаю, почему возник вопрос о сроке нашего ответа, но мы постараемся дать Вам ответ вовремя для пересмотра контракта на недропользование.

([Лиспанов]) 

Срок, что мы указали, — это просто срок, который нам бы хотелось получить. Я хочу, чтобы Вы знали, что мы хотим сразу [изменить контракт на недропользование].  Я не думаю, что есть существенная разница между двумя вариантами. Это технических вопрос, я не думаю, что это займет много времени. В ходе своего визита на рудники в прошлые выходные Школьник сказал, что он хочет, чтобы геологические [эксперты] японских акционеров более активно участвовали в  работе [проектных компаний]. Он также сказал, что Вам нужно предоставить больше данных. Японские акционеры не предоставили никакого сотрудника КК или БУ. В частности, у Вам 95% собственности в Байкен, поэтому у Вас есть все причины, чтобы отправить туда эксперта. Нам не нужно будет объяснять Вам какие-то вещи, если на месте у Вас кто-то будет.

Затем нас спросили, есть ли у нас вопросы к другим сторонам, и обсуждение было прекращено.

Финансирование Проекта ЗСК Харассан 1 и 2  

Все, кроме присутствующих со стороны КК, БУ, СКЗ-У, КАП и Марубени покидают комнату.

(Пирматов)

Я понимаю, что проблема кредитования связана с СКЗ-У, КК и БУ. Я хочу, чтобы у нас имелось общее понимание проблемы. Нам потребуется обсудить детали соответствующих проектов. Я намеревался сделать предложение насчет будущего управления средствами, даже если бы существенные изменения не были бы сделаны в [бизнес-]планы. Как [Лиспанов] отметил, руководство КК и Байкен было усилено. Вице-президент, который несет ответственность за финансирование, также должен быть назначен. Он поддержит Президента. Ежедневная финансовая деятельность проектных компаний будет осуществляться такими финансовыми менеджерами, а мы как акционеры будем наблюдать за из работой. Мы разработаем стратегию на средний и длительный срок при подготовке [финансовой отчетности]. Однако, мы никогда не изменяли никакой план с таким уточнением деталей. Мы должны были это сделать, но у нас был пустой период, в связи с изменением руководства. Мы постараемся нагнать потерянное время до конца года.

Существуют 2 аспекта проблемы проекта ЗСК.

(1)   Это проект тесно связан с проектами Х-1 и Х-2. Мы хотим одновременно продвинуть эти проекты, и план СКЗ-У должен быть разработан в то же время, что и окончательные планы для КК и БУ. Также планы должны быть составлены на допущении, что серная кислота будет продаваться по ожидаемой нами цене (несмотря на то, что мы не знаем, как изменятся цены на серную кислоту в будущем). 

(2)   У меня есть сомнение по поводу финансирования. Почему акционеры должны нести ответственность за финансирование, когда у СКЗ-У такой большой капитал (Почему мы должны предоставлять гарантию займа для предоставления средств СКЗ-У?) Может проект ЗСК сам приносить прибыль, или он ведется исключительно для поставки серной кислоты (даже если прибыли нет?) Мне не нравится спрашивать Вам, учитывая, что проект осуществляется в данное время, но я просто хотел убедиться, что мы понимаем одно и то же.

(Тобита, Шима)

Главная цель [Проекта ЗСК] – поставка серной кислоты, но поскольку мы инвестируем в проект, нам нужно убедиться в том, что он приносит прибыль. Причина, по которой мы выбрали JBIC, в том, что у них низкая процентная ставка, и КАП хотела взять заем у JBIC с гарантией акционеров. Если Вы не настаиваете на получении займа от JBIC, могут быть другие банки, которые не требуют гарантии [акционеров], но в этом случае процентная ставка наверняка будет больше.

([Пирматов]) 

Я понимаю, о чем Вы говорите, но [если мы сами получаем прибыль] , то нам не нужно предоставлять гарантию, не так ли?

(Шима) 

JBIC попросил гарантию, так как СКЗ-У – это новая компания, и завод еще не был построен.

([Пирматов])

Если бы я был на месте банка, я думаю, что я бы тоже хотел получить гарантию. Я не против предоставления гарантии. Просто я хочу иметь несколько вариантов по всему, уровень процентных ставок и необходимость гарантии. Я не прошу принять решение сейчас. Что меня беспокоит, так это то, что у нас уже есть контракт с субподрядчиком, и мы должны ему платить.

(Шима)

Позвольте напомнить Вам, что это бывшее руководство КАП предложило идею использования JBIC, и мы поддержали эту идею.

([Пирматов])

Вы имеете в виду, что бывшее руководство попросила договориться о займе, включая тот факт, что акционеры готовы дать гарантию? КАП предоставляет гарантию для многих проектов, и я склонен думать, что может быть нам не нужно предоставлять гарантию, если проект ЗСК может сам приносить прибыль.

(Тобита)

Конечно, если мы сможем [разработать профиль] без зависимости от гарантии акционеров, это будет справедливый аргумент.

([Пирматов])

Согласно документам, полученным от СКЗ-У, денежные средства, которые мы должны выплатить нашим субподрядчикам в следующие несколько месяцев:

1,5 миллиона Евро в конце сентября и 1,5 миллиона Евро в конце октября.

Мне неприятно говорить Вам об этом, но я только недавно начал думать об этих проблемах. Но я хочу найти решение с КАП на следующей неделе. Я хочу обсудить, выполним ли мы платеж [Барстере] в конце сентября по существующему договору или рассмотрим средства получения финансирования на этом этапе. 

(Тобита)

Для начала, вне зависимости от того, изменяемы мы схему финансирования или нет, нам нужно сообщить кредиторами, что бизнес-планы КК и Байкен изменились. Вероятно, это до некоторой степени повлияет на новые проекты.

Если мы изменим схему финансирования, помните, что мы прилагали усилия по привлечению займа JBIC по требованию КАП. Вы встречались с JBIC, и они уже дважды посещали Казахстан.

Мы находимся на финальном этапе процесса привлечения займа, и нам беспокоит то, что отмена [займа] на этом этапе существенно повлияет на [наши] отношения с JBIC.

Что касается платежа [Барстере], Уран Один и японские акционеры предоставили [Барстере] гарантию. Если СКЗ-У не сможет осуществить оплату им, и они потребуют, чтобы японские акционеры и Уран Один выполнили гарантию, нам будет трудно поддержать проект ЗСК.

([Пирматов])

Мне хорошо знакома эта ситуация. Мы проверим и сообщим Вам, [будет ли возможно] осуществить проект согласно первоначальному плану. Мы подняли этот вопрос, поскольку не считаем, что нельзя вносить изменения после заключения договора. Просто, чтобы Вы знали, ГРК и СКЗ-У осуществляют пересмотр на основании первоначального плана.

(Тобита)

Нам нужно будет объяснить ситуацию в КК и БУ банку JBIC. Если мы это сделаем, это серьезно повлияет на новое финансирование, которое мы надеялись получить в сентябре.

([Пирматов])

Я понимаю, что Вы имеете в виду. Мы не думаем о внесении существенных изменений в первоначальный план. Мы – миноритарный акционер, а Вы – мажоритарный акционер. Уран Один намерен участвовать в работе. Я просто хотел понять, что КАП – не единственная, кто несет ответственность за решение проблем.

 (Тобита)

Вице-президент Лиспанов упомянул о соотношении размеров долей в БУ, но Фуджи уже пояснил, как мы участвовали в проекте, а также акционерную структуру в июле, когда он встречался с Г-ном Яшиным. Я прошу, чтобы Вы правильно понимали эти вопросы.

([Пирматов])

Понимаю, что Вы пытаетесь сказать. Если Вы хотите обсудить только с ограниченным количеством участников, я могу попросить остальных покинуть собрание. Время заканчивается, Вы хотели бы обсудить что-нибудь еще?

(Тобита)

В этом нет необходимости. В этом году осталось только 3 месяца. КК и БУ будут испытывать недостаток средств в начале следующего года, вне зависимости от того, изменятся ли планы. Я советую Вам приложить максимум возможных усилий в отношении предоставления средств КК и БУ.

([Пирматов])

Мы к этому готовы. Я думаю, что я узнаю, какие изменения следует внести в договор (Примечание: Непонятно, имел ли он в виду [Гарантийное соглашение] между Марубени и КАП или существующий Договор займа, но учитывая, что [мы] упоминали увеличение займа в РБС в нашем [письме] Яшину и его последующее замечание, мы подозреваем, что он ссылался на последнее).

Как только у нас появится ясное представления о характере изменений, которые нужно внести в план, мы будем знать, сколько средств потребуется. Мы обсудим это между собой, поэтому, просим Вас также тщательно обсудить это между собой.

Продолжение следует

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»! 

 

За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В этих условиях независимые редакции могут рассчитывать только на своих читателей.

 

Для «РЕСПУБЛИКИ» нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

  +  47  =  50