Продолжаем рассказывать историю прихода в казахстанскую уранодобывающую промышленность японской компании «Марубени Корпорейшн». Эта публикация станет пятнадцатой по счету.

Предыдущие материалы можно найти по следующим ссылкам:

В  нашей последней публикации: «История сделки «Марубени Корпорейшн» с «Казатомпромом» — 14» мы специально в очередной раз подчеркнули, что у всемирно известной японской компании – инвестора был тайный напарник в лице никому не известного офшора «Swinton Investment and Finance S.A.» с Британских Виргинских островов.

И что выглядит крайне странно и одновременно более чем интригующе — ни Акорда, ни казахстанские спецслужбы, ни соответствующие контролирующие и надзирающие госструктуры никогда не пытались установить, кто же конкретно прячется за этим таинственным «инвестором».  И все это при том, что у них точно имелись возможности узнать это, доказательством чему кейс АО «БТА Банка» и его основного совладельца Мухтара Аблязова.

Объяснение данному парадоксу в Казахстане может быть только одно – офшорная компания «Swinton Investment and Finance S.A.» была подконтрольна или самому первому президенту РК Нурсултану Назарбаеву, или кому-то из его ближайших родственников и приближенных.

Иного варианта просто быть не может.

И судя по содержанию протокола совещания от 13 ноября 2009 года, в котором участвовал вице-президент НАК «Казатомпром» Сергей Яшин, представители японских инвесторов знали эту тайну.

В доказательство этого факта мы публикуем текст этого протокола. А чтобы нужная информация не потерялась, мы выделили соответствующие абзацы.

К сожалению, в имеющейся у нас копии документа фамилии людей, которые стояли за «Swinton Investment and Finance S.A.» убраны, о чем в тексте сделаны соответствующие пометки. Но в оригинале протокола совещания, который наверняка находится в архиве «Марубени Корпорейшн», они, скорее всего, сохранились.

Нашим читателям стоит обратить внимание на то, как отреагировал Сергей Яшин на слова господина Асами, который сказал:

«Что касается третьей причины, только между нами. Не будем включать это в протокол. Вы сказали, что японский акционер владеет 40% в KK и 95% в BU, но фактически мы владеем только половиной. Г-н Пирматов спрашивал меня о другом владельце. Мы действительно не знаем, я так ему и сказал. Я лично думаю, что это может быть (УДАЛЕНО) или (УДАЛЕНО)». 

На что вице-президент НАК «Казатомпром» ответил: «Давайте не будет говорить об этом»! И затем добавил: «Лучше в это не влезать».

И представитель японского инвестора с ним согласился: «Я не буду об этом упоминать».

 

«КАП: Вице-Президент г-н Яшин

Marubeni: Асами, Тобита

Переводчик: Игорь        

Асами: Вчера мы говорили с г-ном Пирматовым. Он сказал, что нехватку средств следует решить путем увеличения капиталаМы сказали, что не можем принять такой вариант.

Этому есть три причины. Я буду с Вами откровенен, г-н Яшин. (і) Официальная причина: договор есть договор. Согласно договору КАП несет ответственность за дополнительное финансирование. Вторая и третья причины более практичны. (іі) Г-н Пирматов говорит, что КАП — единственная сторона, которая платит деньги, а японские акционеры не платят ничего, но фактически все наоборот.

Японские акционеры выплатили КАП 540 млн. дол. США. Это огромная сумма, настолько огромная, что даже если КАП выплатит все деньги, одолженные KK и BU, еще останется 200 млн. дол. США. КАП предоставила гарантию, но что пытается сделать КАП — пересмотреть график погашения кредита, когда KK и BU не могут его выплатить. КАП не заплатила ни копейки.

Если Вы испытываете нехватку в средствах в этих обстоятельствах, именно она должна выплатить деньги, поскольку договор есть договор. Г-н Пирматов сказал, что это не имеет смысла, но я считают, что это целесообразно.

Что касается третьей причины, только между нами. Не будет включать это в протокол. Вы сказали, что японский акционер владеет 40% в KK и 95% в BU, но фактически, мы владеем только половиной. Г-н Пирматов спрашивал меня о другом владельце. Мы действительно не знаем, я так ему и сказал. Я лично думаю, что это может быть (УДАЛЕНО) или (УДАЛЕНО).  

Яшин: Давайте не будет говорить об этом.

Асами: Хорошо.

Яшин: Лучше в это не влезать.

Асами: Я не буду об этом упоминать.

Яшин: В этом отношении в Казахстане будут наведены справки, чтобы принять решение, что делать с этим вопросом. Мы дадим вам знать, если потребуется ваше содействие.

Асами: Какое содействие?

Яшин: Я не знаю. Понятия не имею, когда и потребуется ли Ваше содействие.

Асами: Мы действительно хотим вам помочь, но не можем, если запрос будет исходить от кого-либо, кто не связан с КАП. Мы будет готовы сотрудничать с ними, как компания, если запрос поступит от КАП в письменной форме. Таким образом, мы можем сотрудничать.

Яшин: Я тоже так считаю. Это правильно. Это также касается текущих расследований. Мы не можем точно сказать на этом этапе, поскольку еще не пришли к выводу. Нам следует избегать обсуждения этого вопроса. Мы знаем позицию японских акционеров, что они владеют только 50%.

Я вчера говорил с г-ном Пирматовым по поводу вопросов финансирования, но наша позиция как руководства КАП не изменилась. КАП предоставит необходимо финансирования путем покупки всего объема, добытого в 2009 года, т.е. 90 тонн KK и 40 тонн BU. И мы считаем, что это должно покрыть недостающее финансирование за 2009 год.

Другое дело, вопросы персонала. Мы хотим поменять персонал. Конечно, сначала мы предложим CB, но мы бы хотели назначить представителя японской стороны, рекомендованного GRK. Мы верим, что он высококвалифицированный и способен приложить все усилия. Он также имеет опыт работы в JV.

Что касается KK мы предлагаем  дать Еркину 6 месяцев, чтобы увидеть, может ли он подтвердить свои способности.

По поводу 2010 года, мы предоставим японским акционерам и Uranium One проект бизнес-плана 16 ноября. Он будет включать 3 варианта. Я предполагаю, что акционеры обсудят и примут решение, какой вариант будет утвержден. Если Вы согласны с этим, тогда Вы увидите, какое финансирование потребуется на 2010 год. По завершении мы ходит запланировать организацию финансирования.

Вы вчера говорили, как обеспечить финансирование, но мы думает, что нам следует быть способными обеспечить не больше рабочий капитал, но также и другие средства, включая средства на инвестиции в оборудование и бурение скважин, одним и тем же методом, т.е. покупкой добычи KK и BU авансом. В случае возникновения нехватки, тога мы обсудим, что и как делать, когда это произойдет. Конкретные меры будут зависеть от того, какой бизнес-план будет выбран, и какой потребуется бюджет. Мы хотим обсудить это, когда достигнем договоренности по поводу бизнес-планов.

Асами: Ясно. В дополнение к покупке объема добытого урана авансом, мы хотим предоставить поддержку путем покупки дополнительного урана, по примерку компании TEPCO.

Яшин: У меня есть предложение в этом отношении. Можем ли мы попросить Marubeni выступить посредником между КАП и TEPCO (Асами: Да). Мы говорили с TEPCO, но они не дали нам четкого ответа. Мы хотим направить им официальное письмо, что готовы предложить им значительное количество по очень хорошим ставкам. В этом нам нужно содействие компании «Marubeni». Я думаю, TEPCO будет действовать с осторожностью.

Асами: Можете рассчитывать на наше содействие. Marubeni не в том положении, чтобы покупать уран, потому что мы не являемся пользователями, но мы надеемся получить максимальную поддержку TEPCO.

Яшин: Вы можете поговорить с TEPCO сегодня? КАП готова. При необходимости обсудить этот вопрос КАП готова поехать в Японию или будет рада принять TEPCO в Казахстане.

Асами: Я дам знать TEPCO. Они приезжают в Казахстан приблизительно 30 ноября, но мы обсудим с TEPCO варианты возможных действий. Я верю, мы найдем путь, приемлемый для КАП и TEPCO.

Асами: Согласен. Что касается процедуры, мы считаем, что КАП следует либо занять уран КК/BU, либо напрямую продавать уран японским акционерам и предоставить кредит  КК/BU.

Яшин: Существует много способов сделать это. Я думал, что компания ТЕРСО могла только покупать уран у КК или BU, поскольку она является акционером.

Асами: Не в этом случае. «Marubeni» окажет сотрудничество. Мы попросим ТЕРСО обеспечить максимально возможное сотрудничество. Что касается BU, г-н Марат попросил сегодня с ним встретиться. Я думаю, он хочет обсудить вопросы персонала. Мы  доверяем КАП и у нас не было возражений в отношении ее решений, но были ли какие-то проблемы с Айбеком?

Яшин: Есть две. Одна: он подал заявление об увольнении. Другая заключается в том, что он никогда не занимал руководящие должности в большой компании. Его назначение на должность Президента было внезапным и неизбежным. Он был единственный кандидат. КАП не имела намерения назначать его на должность Президента или назначать исполняющим обязанности Президента на длительный срок.

Асами: Насколько я знаю, г-н Айбек пользуется популярностью, и мы обеспокоены тем, что другие люди уйдут, если уйдет г-н Айбек. 

Яшин: Мы следим за ситуацией, чтобы предотвратить это.

Асами: Мы хотим сохранить мотивацию BU. Сейчас ей трудно, но мы считаем, что в следующем году все наладится.

Яшин: Не стоит беспокоиться. Наши коллеги говорят о благоприятном будущем, что текущие проблемы временны, и что бизнес будет процветать в будущем, и они понимают. Я не думаю, что кто-либо уйдет, если исполняющий обязанности Президента уйдет. Даже если кто-то и уволится, в GRK есть много квалифицированных работников, и мы сможем нанять их. Не существует компании, у которой нет проблем с персоналом. Бывают случаи, когда высшее руководство увольняется, даже если дела идут хорошо. Не стоит беспокоиться, если высшее руководство уйдет. Мы будем держать вас в курсе по вопросам персонала. 

Асами: Я понимаю, что Маиниши Шимбун пригласил г-на Школьника посетить Японию?

Яшин: Я не знаю. Я знаю, что он вылетает в США 23 ноября.

Асами: Он должен посетить семинар 27 ноября.

Яшин: (Похоже, не имеет представления.)

Асами: Я хотел бы с ним увидеться, если он будет в Японии.

Яшин: Я дам Вам знать, если он примет решение приехать в Японию.

Асами: Спасибо. И руководство Marubeni, и ТЕРСО хотят встретиться с ним и убедиться, что имеют взаимопонимание в отношении сотрудничества.       

(УДАЛЕНО)

Асами: Теперь перейдем к заводу по производству серной кислоты. Г-н Рыспанов сказал, что он хотел быт двигаться дальше, независимо от ситуации на проектах Хорасан. С другой стороны, г-н Пирматов вчера сказал, что нам следует рассматривать этот вопрос с осторожностью. Я подозревал, что он сказал нам так по финансовой причине, поскольку он отвечает за финансовые вопросы в свете экономии, поскольку КК и BU покупают дорогую серную кислоту. В любом случае, нам непонятна позиция КАП, поскольку два руководители высказали разные мнения.

Яшин: Я знаю, что существуют разные мнения. Моя позиция в отношении этого вопроса скорее, ближе к мнению г-на Пирматова. Нужно подумать и принять решение. Сначала нам нужно подумать о бизнес-планах КК и BU, и посмотреть, сколько серной кислоты потребуется в будущем. Мы необходимо рассмотреть источники поставки серной кислоты для Казахстана, и, сможем ли мы обеспечить достаточный объем серной кислоты. Только тогда мы увидим, необходимо ли строительство завода по производству серной кислоты, как планируется. Другими словами, план, который мы имеем на данный момент, был составлен 2 года назад, а теперешнее положение КК и BU отличается от предусмотренных на момент составления планов. Обстоятельства изменились. Нам нужно пересмотреть планы. Нет смысла закупать дорогое оборудование при таких обстоятельствах. Если у нас будут свободные средства, нам следует потратить их на другие вещи. Мы подождем до 30 ноября, а затем подумаем об этом. Мы хотим придти к какому-либо рода заключению. Мы хотим окончательно решить, есть ли необходимость КК и BU строить завод по производству серной кислоты согласно текущему плану.

Асами: Я хотел бы, чтоб мы это обговорили за год до осуществления инвестиции.

Яшин: Пересмотр плана не означает остановку реализации проекта.

Асами: Понятно. Но у нас также есть и практическая проблема. Долг DB растет. Высшее руководство DB начинает выражать беспокойство.

Яшин: Мы планируем откровенно побеседовать с DB после того, как достигнем согласия по сроку строительства завода по производству серной кислоты. Если мы предложим предпринять что-либо определенным способом или пересмотреть процесс, они не будут настаивать, поскольку у них нет других проектов. Мы также планируем начать другой проект строительства завода по производству серной кислоты в Степногорске с производительностью в 180 000 тонн в год, а значит, они не будут возражать, если мы изменим план.

Асами: SAP-J и Uranium One предоставили гарантии DB, а КАП — нет.

Яшин: Разве это было обещано?

Асами: Да, но КАП не сдержал обещание.

Яшин: Я не знаю, почему такое обещание было дано, поскольку Касабеков нес ответственность. Мы хотим согласовать, пересматривать ли план до начала декабря или нет. Нам нужно четкое понимание, когда мы сможем получить кредит от ЯБМС. Нам необходимо пересмотреть план с учетом срока предоставление кредита ЯБМС. Тогда мы попросим предоставить ответ DB. Мы могли бы использовать средства КАП вместо кредита ЯБМС, но это непрактично.

Асами:  Мы не знаем, как ЯБМС даст ответ, если план не выполняется. Если дела так пойдут, то до конца этого года общая задолженность достигнет 10 млн. евро, и будет расти, если продолжится строительство.

Яшин: Мы можем обсудить это с DB, после того как решим этот вопрос между собой. Я уверен, они поймут. Я думаю, что если мы будет тратить деньги просто потому, что они у нас есть, мы пойдем по стопам КК и BU, транжиря их.

Асами: Я согласен. Однако все, что остается DB, если они недовольны задержкой в проекте, — это инициировать выполнение пункта о гарантии.

Яшин: Технически это возможно, но DB не пойдет на это ради будущего.

Асами: Даже в таком случае, мы ожидаем, что КАП возьмет контроль над DB. Если они инициируют выполнение пункта о гарантии, они не смогут поддерживать проекты, не сможет и ЯБМС.

Яшин: Я думаю, они понимают это, и нет необходимости им это пояснять. Вопрос не в том будут они или нет прибегать к пункту о гарантии; они хотят знать, когда будет совершен платеж, будет это через 2 месяца или 5 лет. Сначала нам нудно решить, когда и сколько серной кислоты потребуется КК и BU, и когда будет предоставлен кредит ЯБМС, перед тем как говорить с DB. Я не говорю, что нам нужно торопиться со строительством завода или нам следует придерживаться согласованного плана.

Асами: Я хотел бы, чтобы бы так побеседовали 2 года назад.

Яшин: Я уверен, у Кассабекова есть хорошая причина дать такое обещание, поскольку он умный человек.

Асами: Я понял Вашу позицию, что нам следует согласовать действия между акционерами.

 

ПОДДЕРЖИТЕ «РЕСПУБЛИКУ»! 

 

Можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

10  +    =  16