Сегодня, 16 июня 2022 года, в стране проходит первый Национальный Курултай – накануне указ о его создании подписал  Касым-Жомарт Токаев.

Ұлттық құрылтай это новая общественная площадка, консультативно-совещательный орган при президенте РК, пришедший на смену Национальному совету общественного доверия (НСОД). За донесение чаяний народа до власти вместо 44 членов НСОД теперь будут отвечать 117 членов курултая.

Как написал в своем телеграм-канале советник президента РК и заместитель председателя Национального курултая (председателем является сам президент РК) Ерлан Карин, «в Национальном курултае предметом обсуждения станут вопросы долгосрочного характера, касающиеся дальнейшего развития общественной консолидации на основе общенациональных ценностей».

Между тем опрошенные нами эксперты в консолидирующую силу новой общественной площадки не очень-то верят.

Общественный деятель Дос Кушим говорит, что если курултай и будет полезен, то только для властных структур и конкретно президента.

«Это определенная политтехнология. Его проведение вслед за прошедшим референдумом позволит президенту говорить о якобы имеющейся поддержке проводимой им политики в обществе. А консолидация, о которой говорит Ерлан Карин, это  просто очень красивое слово.

Подобные фразы всегда звучали, когда власть создавала ту или иную общественную площадку для имитации диалога с гражданским обществом, будь то НСОД, Общественная палата или Национальная комиссия по вопросам демократии и гражданского общества (НКВД). По сути это просто консультативный орган, который не принимает никаких решений, здесь только названия меняются, а суть – все та же», — сказал он в комментарии «Республике».

А еще, по  мнению Дос Кушима, «курултай» в качестве названия общественной площадки такого типа не годится: «его созывает не общество, а государство, оно же формирует повестку, и все правила игры – в руках президента».

Но в то же время он выражает надежду:

«Быть может, среди членов курултая найдутся достойные люди, которые смогут озвучить и существующую в обществе критику, и донести до властных структур вопросы, действительно волнующие народ».

В свою очередь политолог Димаш Альжанов считает, что подобные Национальному курултаю проекты  это всегда попытка создать орган, который станет якобы представительным, объединяющим различных общественных деятелей, но по сути получается еще одна патронажная организация.

«В любом случае ее смысл – дать приближенным к власти лицам новую трибуну, с которой будут продвигаться под видом общественной инициативы нужные власти идеи. Воспринимать курултай серьезно не стоит. Подобные структуры появляются в среде, где нет конкурентных выборов, нет прямого представительства, нет в целом политической конкуренции.

Несмотря на то, как это преподносит г-н Карин, за этим органом нет никакого политического содержания, все его участники представляют единый проправительственный, пропрезидентский фланг, и говорить, что в его рамках будут выражаться интересы общества, не приходится», — считает Альжанов.

При этом он не отрицает, что общественные представительные органы имеют право на существование, но все дело, по его мнению, в их формировании:

«Когда в стране есть парламент и местные советы, сформированные в ходе честных выборов, то и консультативно-совещательные органы тоже формируются на основе консенсуса, президент или премьер-министр не может навязать свою волю обществу. В авторитарных странах это совершенно другая история.

У нас всевозможные советы создаются сверху с четкой политической задачей: придать легитимность тем или иным инициативам, которые исходят со стороны президента и его администрации. Так что проводить параллели с «мировым опытом» я бы не стал».

Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев не видит ни в Национальном курултае, ни в любом другом совещательном органе ничего страшного. Чем больше их будет – тем лучше, важно лишь четко очертить их функционал.

Но как раз по функционалу у него есть вопросы:

«Когда говорится, что именно на площадке Национального курултая будут разрабатываться стратегические направления развития страны, возникает вопрос, чем будет заниматься парламент? В идеале это парламент должен такую роль выполнять. А тут парламент хотят превратить в структуру, в которую будут спускать сверху одобренные с участием Курултая проекты, некий «политический аппендикс» с непонятными функциями.

А между тем парламент нужно превращать в мозговой центр, чтобы там не только разрабатывались законы, но и кипела активная интеллектуальная жизнь. И если при активном парламенте будут существовать различные формы общественных советов, то не будет ничего страшного».

В то же время политолог считает, что при определенных условиях от нового органа будет польза:

«Если курултай будет сформирован не по принципу «хотелок» администрации президента, а на основе выборов его членов (цифровые технологии позволяют проводить публичные выборы и в онлайн-режиме), тогда он может стать дополнительной полезной площадкой для обсуждения ключевых вопросов и даже разработки альтернативных государственных программ, которые затем будут шлифоваться в правительстве и парламенте». 

Вообще же, говорит Сатпаев, речь нужно вести о формировании в Казахстане классической политической системы, но по новым правилам. И начинать нужно с парламента. Иначе получается перекос: Национальный курултай – это Жана Казахстан, а парламент, сформированный по старым правилам, в котором сидят партии, не являющиеся электоральными и не отражающие широкого спектра существующих настроений – это «старый Казахстан».

«Новый парламент представляется мне однопалатным. Депутаты в него будут избираться по пропорционально-мажоритарной системе «50/50» — это даст и плюрализм, и представительность. Я понимаю, почему Токаев на это не идет, а создает НСОДы и курултаи.

Когда создавался НСОД, звучали мнения, что Токаев создает некую альтернативу назарбаевскому парламенту. Да, гипотетически можно было представить, что Токаев пытался создать собственную площадку из лояльных себе людей. Но сейчас же у него все карты на руках, полная свобода действий. Однако определенные опасения, что если он начнет проводить либерализацию политического поля, оставшиеся в стране сторонники Назарбаева попытаются взять реванш – в том числе и через создание политических партий и продвижение своих кандидатов – у президента остаются.

Но в любом случае двигаться нужно в направлении снижения протестного пара в обществе, нужно меньше «играть в политтехнологию», а больше заниматься политическим реформированием. И если в Казахстане появится сильный парламент, необходимость в том же Национальном Курултае, сегодня являющемся этаким «неформальным парламентом», просто отпадет», — заключил Сатпаев.

…Какие вопросы президент поставит в повестку дня Национального курултая, и станут ли они консолидирующим фактором, мы скоро уже узнаем.

 

ПОДДЕРЖИТЕ РЕСПУБЛИКУ!

 

В Казахстане почти не осталось независимой прессы. За последние годы власти сделали все возможное, чтобы запугать тех, кто осмеливается писать о них правду, или «купить» их с помощью госзаказов. В таких условиях независимые редакции могут рассчитывать только на поддержку читателей.

 

Редакция «РЕСПУБЛИКИ» (раньше KZ.media) никогда не зависела ни от власти, ни от олигархов. Для нас нет запретных тем, мы пишем о том, что считаем важным. НО НАМ НУЖНА ВАША ПОДДЕРЖКА!

 

Помогите нам рассказывать вам ПРАВДУ о ВАЖНОМ!

 

Поддержать нас можно через KASPI GOLD, отправив донаты на номер телефона 8-777 681 6594 или на номер карты 4400 4302 1819 1887.

 

И есть еще несколько способов – они на этой странице.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

  +  54  =  55